Тридевятое царство - там логика объявляет бойкот.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тридевятое царство - там логика объявляет бойкот. » Царский двор » Царский терем. Личные покои царя


Царский терем. Личные покои царя

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

- Проходные сени с дверьми в Думскую палату, а также в чулан и баньку. Это помещение без окон, с низкими сомкнутыми сводами.

- Думская палата,
http://photofile.ru/photo/alphia/115021604/xlarge/122152967.jpg
Просторная светлая горница, в которой государь заседает с боярами и принимает особо важных гостей, убрана просто: лавки вдоль стен, кресло царя в "красном" углу. Печь стоит опять же. Изразцовая.

- Рабочий кабинет.
В «красном» углу комнаты стоит царское кресло, обитое бархатом.  Рядом с ним, меж двух оконных проемов – книжный шкаф.  Напротив шкафа - изразцовая печь, справа от нее – горка с хрусталем. Это самая недоступная для посторонних комната из всего дворца. Лишь по утрам в нее входят ближние бояре, чтобы бить царю челом (Место для удара головой обозначено на полу красным крестиком  :)).
Среднее окно в кабинете, украшенное с фасада резным наличником, называется Челобитным (на рисунке хорошо заметно). Из него опущен ящик (именуемый в народе «Долгим»), в который каждый может положить челобитную грамоту в надежде, что она дойдет до адресата.
* Вот так надо челобитную царю подавать. Со стороны Травяной площади будет сделана отдельная темка «Долгий ящик», куда постить просьбы царю.

- Опочивальня.
http://photofile.ru/photo/alphia/115021604/xlarge/122152968.jpg
Посредине комнаты стоит огромная резная деревянная кровать с балдахином.  Печь также имеется.  Вокруг кровати у стен поставлены стулья.  Судя по стульям, в отличие от кабинете, в спальне царь принимает народ часто :) На потолке по заказу царя намалеваны пышногрудые птицы-сирины. :)

Отредактировано Olaf (2008-11-01 11:38:10)

0

2

На паях с Олафом.

Солнышко встало, но на улице все еще было свежо, в самый раз в постели поваляться и последний сон досмотреть... если добрые люди не помешают.
Створка приоткрытого окна в спальне Олафа еле слышно скрипнула, в комнату заглянула Сорока и осмотрелась. Неторопливо прошлась по ковру, поковырялась клювом в замке поставца и попыталась склевать алые ягоды, которые держали в птичьих лапках Сирины. Слегка попортив узорчатую роспись и чихая от набившейся в нос штукатурки, Сорока взлетела на изголовье кровати и завопила:

- Подъем! Страна в опасности! Мор, глад и казни египетские - все в одном туеске!
- Не ори! - раздалось откуда-то из-под груды одеял и подушек, и рядом с головой сороки в стену со свистом врезался старый дырявый сапог. - За пару часов Тридевятое не развалится.

Груда зашевелилась, задергалась, пару раз помянула белый свет, пернатый мир и все государства вместе взятые. Наконец из-под пухового, расшитого ромашками и корабликами, одеяла вынырнула взлохмаченная со сна голова Олафа. Почему-то с противоположной от изголовья стороны. Царь потер глаза, потянулся, поежился, закутался в одеяло поплотнее и злобно посмотрел на Сороку.
- Чего надобно?
- Тю-у-у! Вы гляньте на него, люди добрые, да если бы меня не было, твое царство давно накрылось старым половичком, который даже шелудивому коту постелить стыдно! Прежде чем вопросы задавать, нужно гостя напоить, накормить… Спать можешь не укладывать, лучше с собой сухпаек дай. – Сорока пристроилась поудобнее и придирчиво посмотрела на столик у кровати. – Я смотрю, ты жизнь ведешь ске… скетическую, одной духовной пищей сыт бываешь.
Птица перелетела на столик и поколупала клювом книжку в замасленной обложке.

- Ну и накрылось бы, невелика беда. А тебе то что за корысть? - По утрам царь был хмур и неласков. - И не заговаривай мне зубы, - он, не вылезая из теплого кокона одеял, взмахом руки отогнал Сороку от единственной копии знаменитого романа господина Д'Ума "Под сенью развесистой клюквы". - Клювы прочь от книжек. Эта - Горынычева, попортишь - он из тебя курочку гриль сделает и скажет, что так и было.

Олаф плотнее завернулся в одеяло и начал медленно сползать на бок, устраиваясь поудобнее:
- Ну что, ничего нового узнать за всю ночь не сумела, так пришла сюда с пустыми лапами любопытничать, добрым людям спать мешать?

Сорока, склонив голову набок, внимательно осмотрела книжку и уважительно нагадила на имя автора.
- Горыныча! Ха, где тот Горыныч? Вы же поссорились! Хотя я тебе скажу, что и правильно! Во-первых, он тебе город пожег – дрыхнешь, а того и не знаешь, что половины Славгорода-то нету.
- ...А вторая половина, - зевнул царь, натягивая на голову одеяло. Слова Сороки он по привычке делил на восемь и еще ни разу не ошибся в пропорциях, - побежала тушить-строить заново первую половину и потопла в жестоких мучениях в пруду у Ваньки Мокрого?
Он позвонил в колокольчик и, когда у двери бесшумно возник слуга, ткнул пальцем в сторону изгаженной книжки. - Почистить, дезинфицировать и надушить.
Слуга поклонился, забрал книгу и удалился так же тихо, как и появился.

Сорока явно обиделась и фыркнула. В ней боролись желание договорить новость до конца и гордо развернуться и улететь, оставив Олафа без ценной информации. Первое, как водится, победило.

Она вытаращила глаза и начала зловещим шепотом:
- В нашем царстве Навь объявилась - всех душит, убивает, кровь пьет, никого не щадит - и скотину, старых, и молодых. У Белочкино, говорят, целое стадо коров передушила, до деревни не добралась - там ей Некраса заслон поставила, так теперь она в Славгород идет. Ой-ей-ей, надо всяким добром запасаться, наступают черные времена! - Начать запасаться Сорока решила прямо тут и как бы невзначай села около царской одежи, явно прицеливаясь к золотой пуговице с каменьями. - А еще говорят, что вторую навь у себя Горыныч прячет. Больше скажу, небось он ее и напустил на наше царство!

- Если оторвешь - бери, заслужила, - рассеяно разрешил царь, задумавшись над полученными сведениями. Он встал, открыл окно пошире, посмотрел на хмурое небо, нахмурился сам.
- Дочки мои что поделывают, не в курсе?

Птица возмущенно отпрыгнула подальше.
- Да ты с ума сошел, когда я брала то, что можно, отродясь такого не было! Фи, забери свою пуговицу, жадоба, не нужна она мне совсем!

После вопроса Олафа Сорока захихикала и противно затрещала:
- Знаю, отчего ж не знать. Это только ты спишь, ничего не ведаешь. Младшенькую-то, Ладушку, еще вчерась с утра разбойники в мешок посадили да увезли продавать заморским пиратам. Старшая за ней отправилась и уже наверняка головушку сложила. Средненькая, разумница, в ночь с парнем в лес ушла, по сю пору не вернулись. Сраму-то будет! На все Тридевятое! А то и в Тридесятом уже знают, я тут на крыше ворону одну видела, наверняка туда вести несет.
Про того, кто доставляет вести самой вороне, Сорока решила умолчать.

Царь хмыкнул, припомнив сколько пуговиц ему уже пришлось заменить на кафтане по вине некоего черно-белого воришки, но развивать тему не стал.
- Нашла чем удивить, - Олаф плюхнулся на кровать, натягивая штаны. Потом наклонился, шаря под кроватью, - За Ладой еще ввечеру Воинслава выехала со следопытом, уже небось вернулась, а Ростислава - девка умная, красивая... - Олаф, наконец выудил из-под кровати красные сафьяновые сапоги, достал оттуда портянки, понюхал, заколдыбался, бросил портянки обратно под кровать и потащил из сундука в изголовье новые. - ... Красивая,  да с приданым большим, так что на нашем заборе брань долго не провисит. А в Тридесятом царстве своих дел навалом, чтобы за чужими царевнами следить.
Царь накинул кафтан, застегнулся и с любопытством посмотрел на птицу. - Еще чем порадуешь или на кухню полетишь? - Он подмигнул. - Повариха плюшки с корицей затеяла, а она их все время на окно остывать ставит.

- Не, если я сразу сильно обрадую, еще удар тебя хватит, что делать-то буду? Ладно, так и быть, раз настаиваешь, возьму пуговку да полечу, дел столько – за год не переделать. - Сорока практически профессиональным движением срезала пуговицу клювом, подмигнула царю и вылетела из комнаты в направлении кухни.
Вслед птице раздался громкий хохот Олафа. Отсмеявшись, правитель всея Тридевятого посмотрел на испорченный кафтан, оторвал от него остальные пуговицы, ссыпал их на сундук и пошел из комнаты умываться.
- Будет новая мода - распашной кафтан. - ухмыльнувшись, сообщил царь собственному отражению в медном умывальнике, - Но если хитрюга не соврала, с навью надо что-то делать, - он озабоченно потер лоб. - Но сначала - завтрак! Эй, как там тебя, - обратился он к склонившемуся в поклоне холопу, - скажи на кухне, чтобы поесть принесли. Морите государя голодом с утра пораньше, совсем совесть потеряли. - И прошел к себе в кабинет.

+2

3

на паях с кухаркой ;)
Завтрак царю несли долго. Наконец, дверь открыл все тот же холоп, правда, под глазом у него красовался свежий синяк. Он тенью скользнул в комнату, вжался в стену и попытался мимикрировать под Сиринов. Следом, как торос на ледоставе, двигалась бабка Лукерья. То, что кухарка решила самолично принести Олафу завтрак, было делом невиданным. Корпулентная дама шваркнула на стол перед царем миску с подгоревшей кашей, кружку подкисшего молока и явно наклеванную плюшку.

Царь к тому времени уже успел сесть за стол, заправить за воротник белую льняную салфетку и нетерпеливо постучать расписной ложкой по столешнице. Лукерьиному появлению он несказанно удивился, обозрел принесенную снедь и решил-таки озвучить наболевшее:
- Не понял?!
- На здоровьичко, государь-батюшка! Кушай, не обляпайся! – Змеиным голосом пожелала Лукерья. Уходить она явно не собиралась, и нависла над царем, уперев руки в боки и сверля лысину взглядом.
- Не сверли, просверлишь - самой править придется - тогда наплачешься. - Царь потянул из кармана царскую шапку с солярным символом на маковке и нахлобучил символ власти на голову.
- Что за дрянь ты сегодня настряпала?  - Олаф с отвращением зачерпнул ложкой немного каши, скривился и отодвинул от себя посудину. - Совсем обленилась на казенных харчах, государственное добро переводишь?
- Ты что ж это делаешь, ядовитый змей! Дочки незнамо где, а ты завтракать собрался. Кровиночки мои, я их выпестовала, кашкой да молочком откармливала, а все для того, чтобы ты их красу девичью загубил? Мамки нет, так и приглядеть некому. Где Ладушка моя? Увезли ее вороги, готовят ей судьбинушку лютую, - Лукерья было запричитала, но тут же сменила тон, - А Воинслава? Ты кого из девки сделал – дружинника, воеводу? В пору не замуж выдавать, а женить! Ростиславушку же – умницу, светлую головушку, - с мужиком из ближайшего кабака отправил в ночь холодную! Чем она тебе не угодила – слово поперек сказала, указ подписать не так подала? У-у-у, мало тебя отец вожжами по молодости учил.

Лукерья выхватила ложку из миски, явно намереваясь использовать ее как оружие, каша полетела во все стороны. Несчастный слуга еще в начале разговора предпочел скрыться и плотно прикрыть за собой дверь.

- Лукерья Потаповна, - чопорно начал царь, - когда вы говорите "откармливала" у меня по спине пробегают нехорошие ассоциации, аж чесаться хочется. - он поморщился и стряхнул комки каши с кафтана. -Такое чувство, что вы на что-то обижены, я прав?
Лукерья замерла, потом вздохнула и тяжело плюхнулась на лавку против Олафа.
- Да на тебя я обижена, касатик. Вот батюшка твой, Пересвет Ратмирыч, никогда бы такого не допустил. Девки уже в перестарках ходят, давно замуж пора отдавать, а тебе внуков нянчить. Ан нет, ты им потакаешь, а они дурью маются.

Царь тоже вздохнул, с сожалением посмотрел на надклюнутую плюшку, помаячил немного перед кухаркой и сел рядом, уныло понурившись:
- Никудышный я отец, Лукерья Потаповна, никудышный. Уж и так, и эдак к ним подхожу, а они все про свое талдычат, что надо жить в ногу со временем, что в Триодиннадцатом ступу изобрели, чтобы на луну вблизи посмотреть можно, что домострой уже не моден... Да и женихи пошли, один страньше другого. Ты бы видела последнего кандидата, грязный как чушка, пьяный, а туда же, свататься. Вот как тут быть?
- Я тебе вот что скажу, - Лукерья нахмурилась и сурово посмотрела на Олафа, - В нашем положении уже кандидатов не разбирают, хоть какой бы взял! Ты мужик крепкий, еще долго процарствуешь, чтоб ты был здоров! Девок замуж выдадим, появятся внуки – вот тебе и наследники. Только для начала наших лебедушек разыскать нужно. – Она вздохнула. – Ну, в Воинславу я верю, надеюсь, там разбойнички начинающие, жаловаться к тебе на обиду не придут. А вот Ростислава… Эх. – Кухарка махнула рукой и прослезилась.

Царь встал и задумчиво уставился в окно:
- Насчет Ростиславы я тоже больше всего беспокоюсь. Воинслава свой путь уже нашла, не свернет. Лада - дитя, живет сердцем, а средняя моя дочка все по книгам жить пытается, а книги-то людьми писаны, вранье в них одно... Однако, - совсем другим тоном начал Олаф, повернулся к кухарке лицом и поправил на голове царскую шапку. - Это еще не повод кормить меня низкокалорийной и трудноусвояемой пищей. Мне по должности положено полноценное питание. А если у вас какие-то проблемы на кухне, - он покосился на плюшку.  - то вы только скажите, я им весь хвост повыщипаю. Взяли моду – «что не зьим, то пинадкусываю».

Лукерья снова подбоченилась:
- Ха! Это не ты ли воровку-то подослал. Она мне сказала, что по важному государственному делу, которое ты ей поручил.- Кухарка пошарила в кармане передника, вытащила сначала сорочье перо, - Не то…, - А затем пуговку от царского кафтана, правда, камешки с нее уже были повыковыряны чьим-то заботливым клювом, - Сказала, что это, мол, знак твой!

+1

4

--- Двор
Среднее царское дитятко, вошло в покои батюшки, понурив голову, и прошло в кабинет.
Доброе утро, папенька.....
Сказала Ростислава, и губы ее предательски задрожали....
И тебе, Лукерья тоже...
По виду Средней было трудно понять, что была она в лесу, выдавали лишь лапти, на которых было немного тины
Батенька, ты знаешь... Я тут... Ну... в целом.. погуляла... Тут, царевна, бросилась к родителю в объятия, и в захлеб пустилась рассказывать все что произошло сегодня ночью... Попутно, конечно всплакнув...
А он еще и возле терема Светозары... сказал чтоб я домой шла.... Ты представляешь... А еще стихи мне писал.... ех... Тут Рося уткнулась Олофу Пересветовичу в плечо, и не сдерживаясь разошлась в сорок ручьев...

0

5

- Ну знаешь, Лукерья, это уже переходит все границы! – взвился царь. – А если какая-то пернатая тварь принесет тебе мои портянки, ты тоже решишь, что это лично мое соизволение? Я не настолько беден, чтобы награждать своих посланцев пуговицами от штанов, да еще и с вынутыми камнями!

Царь все еще фырчал и кипятился, оскорбленный такой оценкой собственной платежеспособности, когда в горницу ворвалась Ростислава, обрушила на него водопад слов и разревелась. Олаф сгреб дочку в охапку, растеряно погладил по макушке:
- Ростенька, ты чего, ну...ну, не надо плакать, все хорошо... Я тебе другого козла куплю, порядочного... – успокаивающе бормотал он, умоляюще глядя на кухарку. Женских слез Олаф боялся как огня.

+1

6

Лукерья слушала Ростиславу с искренним интересом, в самых жалостливых местах пуская слезу и горестно кивая головой, но как только царевна закончила рассказ, кухарка воодушевилась:
- На вот, утрись, - протянула Лукерья Росте рушник, прихваченный с кухни, - Нечего сопли по батькиному кафтану развозить, чай, денег немалых стоит. Иноземная работа! Подумаешь, козленок, эка невидаль! Бывает и похуже, зато настоящий принц! Расколдуем и будет как новенький. – Кухарка выдрала дочку у царя из рук и громко прошипела ей в ухо. - Ты время-то на болоте не теряла или так всю ночь зря и прошастала?

0

7

Ростислава тихо икая, вырвалась из рук у кухарки, утирая слезы
- Бать.. ты прости меня... За  Казимира... А кафтан...Ну подумаешь мемножко намочила .... и оглянулась на кухарочку взвившись как змея
- Лукерья! ДА ты белены что-ли объелась? На что намекаешь, мне дочери царской... Я целомудрие свое блюду, и с козлятами на болоте, его терять не собираюсь...
после чего опять обняла батюшку
- И вообще... Тятя, замуж мне пора...
мечтательно так изрекла царевна

Отредактировано Ростиславушка (2008-11-03 21:24:46)

0

8

- Лукерья Потаповна! - возмущенно зашипел царь, подтягивая дочку обратно к себе. - Как можно такие вещи у дев... - тут до него дошли последние слова царевны. Олаф охнул, схватился за сердце и осел на лавку, лицо у него покраснело и покрылось испариной.

- Луша, - слабым голосом позвал он, по-прежнему держась за сердце, - там, в шкапчике... капли. - И обреченно закрыл глаза.

+1

9

- Вот потому в девках и ходишь, что все блюдешь и блюдешь. Тебе, дочь царская, не намекнешь, так всю жизнь в читальне просидишь. А то я не слышала как вы с Варькой на два голоса книжку заморскую читали: «Он побледнел, она побледнела, он изрек…» Тьфу - одни слова! Ведь и дворовую девку грамоте обучила, теперь тоже замуж не выдать будет.

На последних словах царевны Лукерья тоже потеряла дар речи, но, в отличие от Олафа, сомлеть не торопилась, а внимательно оглядела Ростиславу.
- Так, и когда ж это мы успели, что даже я не доглядела? Промежду книжками, что ли? Ох, девка, доведешь отца до кондратия…
Лукерья вытащила из тайника Олафа, о котором теоретически знал только хозяин, бутылек, нацедила на дно рюмки и сунула царю:
- Не волнуйся, Олаф Пересветыч, девий грех легко прикрыть, теперь в два счета замуж выдадим. Нам даже виновник особо не надобен, где, говоришь, ты своего Казимира оставила?

Отредактировано Это я - добрый Ээх (2008-11-03 21:47:40)

0

10

- эх.. Ничего ж ты Лукерья не понимаешь... С Казимиром тоже привязалася... Что он вам медом намазанный чтоли? В книжках правда... И Варьку выдадим... Как только любого найдет, так и сговорим...
она уже сидела рядом с батюшкой, и положив его голову себе на колени махала батистовым платочком ему на лицо
-Да и скрывать-то мне нечего.... Просто пора уж... Славка еще лет пять будет шею мять кольчугой, с Ладки что возьмешь-дитя... А роду продолжение нужно... Да и батя с внучками бы понянькался... Так что пора мне... Ты как считаешь тятенька? озабоченно спросила она глядя на Царя и про себя молясь что бы все с ним было хорошо...

Отредактировано Ростиславушка (2008-11-03 21:47:46)

+1

11

- Спасибо, Лушенька, дай леший тебе здоровья, - царь залпом осушил рюмку и откинулся на спинку лавки. – Охохонюшки... Ростенька, порадовала ты папеньку, ласточка моя-а!

Расчувствовавшийся царь потянулся лобызать дочку, потом забрал у нее платок, оглушительно высморкался и промокнул покрасневшие глаза.
- Значит так, - он резво вскочил с лавки и зашагал по кабинету, потирая руки, - когда свадьба? И, что не так существенно, кто жених?

0

12

Лукерья же наоборот посуровела и в упор глядела на Ростиславу. Она прекрасно знала, что такая покладистость средней царевны означает, что та уже приняла какое-то решение и основную проблему видит в том, чтобы уговорить отца. Поскольку о свадьбах дочерей Олаф грезил и во сне, и на яву, заковыка могла быть только в женихе.

- Вот и мне интересно, за кого ты замуж собралась?

Отредактировано Это я - добрый Ээх (2008-11-03 22:11:16)

0

13

Ростислава показала язык Лукерье и рассмеялась
- А вот, не скажу...
И вновь устремила свой взор на родителя
-  Свадьба, Батюшка, как только так сразу... Жених... есть у меня на премете... Любый сердцу моему...  Да вот только подумала я и решила, чьих сватов в ближайщее время дождусь, из тех мужа и выберу. А если не будет никого, пойду за кого скажешь, выламываться не буду... Хорошо? она заглянула к Царю в глаза и светло улыбнулась ну, так что? Разрешаешь? А сроку мне дай седьмицу... Да, что б ты не сумлевался поясню... Гадала я... потому заморских в шею и выталкала... Конец августа... Время пришло...  туманно пояснила царевна...

Отредактировано Ростиславушка (2008-11-03 22:29:51)

0

14

- Негоже Лукерье Потаповне язык показывать, чай не пять лет уже! – Пожурил царь свою среднюю дочку. -  И не крути. Если есть кто на примете, говори прямо, я ему сватов подкину, чтобы было кого засылать. Если просто так, на кого Лада пошлет, думаешь, так я быстро указ сочиню, чтобы сватов добрый люд засылал наперегонки.  «Общественность должна быть в курсе». - Процитировал Олаф, с явным удовольствием, как ученик, прилежно зазубривший урок, и повернулся к кухарке. – Как раз к сроку раскачаются. Верно говорю?

0

15

- Ага, ага, верно, царь-батюшка, очень мудрые речи говоришь. – Зачастила кухарка. – А чтобы Лада на кого хорошего послала, нужно на капище сходить, жертву богатую принести. Скажи, Ростиславушка, а нового слугу, такого дюжего молодца, ты для чего завела – от плохих женихов отбиваться?
«Грел уши» в тереме не только царь, остальные тоже старались помаленьку.

0

16

- Да, именно за тем что бы отбивать... рассеянно сообщила Ростислава пропустив мимо ушей речь отца, но все так же влюбленно глядя на него
- Ну.. а, что... а давай указ.... Вот и посмотрим кто явится...тоску развеем...
после чего подошла к батюшке в плотную и тихо прошептала, так что бы даже Лукерья не слышала
-  А сватов... Можешь подкинуть Казимиру да Яромиру...тому что Ладку вызволять поехал... поглядим как загадки отгадают.. тогда и выберу... А там, маожет еще кто найдется... после чего довольна рассмеялась и села на место, глаза ее лучились все так же радостно

Отредактировано Ростиславушка (2008-11-03 22:54:51)

0

17

Олаф наклонился, вгляделся в бледное усталое лицо дочери и слегка приобнял Ростиславу за плечи:

- Радость моя, да ты же на ногах не стоишь, а ну быстро спать! После поговорим, когда кавалеры твои заявятся.

- Лукерье тоже хорошо бы с ними побеседовать, - задумчиво прибавил он, кинув поверх головы царевны многозначительный взгляд на кухарку.

0

18

Лукерья только понимающе кивнула головой и осторожно повела царевну к двери:
- И правда, иди, милая, выспись, а там уже поглядим. Батюшка тебе плохого не пожелает. – Она выглянула за дверь, - Варька-а, отведи царевну в горницу да спать уложи. А я тебе, лебедушка, пока суть да дело, пирожков испеку. С чем хочешь?

Отредактировано Это я - добрый Ээх (2008-11-03 23:13:01)

0

19

хорошо... спокойной ночи... я сама.. не надо Варю...
Сказала Ростислава, зевая, улыбась и маша папе ручкой.....
С яболчками можно? сказала она Лукерье, чмакнула ее в щечку, и вышла из горницы Царя
Ой, правда... так спать хочется.....
--- Внутренний Двор.

0

20

Тяжелая дверь закрылась за царевной, отрезая людей в кабинете от остального терема. Со стороны площади послышался конский топот. Царь выглянул в окно, подозвал кухарку полюбоваться на подъезжающую Воинславу.

- О, явилась, не запылилась. Ой, Олаф Пересветыч, не нравится мне это все. Ты Ростиславиного молодца-то видел? Лицом смурной, глазищами так и зыркает исподлобья, кот Васька, что при кухне живет, как его углядел, так спину выгнул да за печь спрятался. А Ростислава его привечает, мне девки дворовые сказали, что даже в горницу его к себе водила – как бы беды не было. Вдруг он колдун какой? Сначала Ладу украл, потом сам и спасать поехал, чтобы в доверие войти.

- Видел, видел, - отмахнулся царь, не сводя глаз с Воинславы. - Сама ж говорила, что не время сейчас женихов перебирать. Яромир не так уж плох. Когда дочки бранились - стоял тихо и не отсвечивал. Хорошее качество для мужа. Полезное. Ты погоди его честить, лучше, как явится, улучи минутку, да расспроси его по-свойски. И, Лукерья, - царь, наконец, оторвался от созерцания дочери и повернулся к кухарке, одарив женщину широкой улыбкой, - будь человеком, дай пожрать а? - Он ненавязчиво помахал салфеткой, что так и висела у него на груди. -  Сегодня будет тяжелый день.

У кухарки моментально вылетели из головы все мысли про царевниных женихов.
- Ох ты, прости меня, дуру окаянную,- всплеснула руками Лукерья, - Да и Воинслава с Ладой со вчерашнего дня не евши. – Она сгребла со стола неудавшийся завтрак и с неожиданной прытью поспешила к двери. - Сейчас все будет, не сумлевайся!

Олаф вернулся к столу, взял прошение от посланников чьего-то папы. Вспомнил Сорокины россказни, лукаво усмехнулся и быстро начертал на новом листе пергамента без преамбул письмо тамошнему жрецу:
"В Белочкино, бают, навь объявилась, скотину домашнюю душит, до людей добирается. Справится ли твой бог с умертвием? Поглядеть любопытно".
Царь перечитал письмо, запечатал царской печатью, кликнул гонца.
Тут принесли завтрак: картошку с беконом, присыпанную лучком, кувшин квасу, горячие калачи. Олаф одобрительно покивал головой, цапнул кулич, пихнул гонцу в руки письмо, невнятно сообщив адрес, и продолжил трапезу.
Судя по солнцу уже было почти восемь часов, и времени до совета оставалось совсем мало.

>>>Поел и ушел в Престольную палату.

Отредактировано Olaf (2008-11-04 00:28:28)

0

21

Пришел из Престольной >>>Думская

Царь мирно спал, свернувшись калачиком с любимом кресле и видел замечательный сон: ясное солнышко, белые березки, зеленая травка, красные девушки надевают ему на голову веночек из ромашек и водят вокруг хороводы. Правда пели они при этом что-то странное, и почему-то громче всех звучал зычный голос старшей дочери.
Олаф поморщился, недовольно завозился в кресле, стараясь удержать чудесное видение, но шум и гам за окном раз за разом грубо возвращали его в суровую действительность. Наконец, когда к Воинславе присоединилась еще и Рося, он не выдержал, вскочил кресла и пошустрил к окну.

>>>Выглянул во двор

0

22

Чернавушка осторожно постучала в дверь и не дождавшись ответа стукнула сильнее.
Но затем осознав, что царь спит, а значит приглашения ей выдать не может, предприимчивая Варька придержала поднос и открыла дверь самостоятельно, а затем попой протиснулась внутрь.
- Здрав буде, царь батюшка - сладким голосом пропела проказница, усиленно стреляя глазами, куда то туда, и затем спихнув мещающий поднос на первую подвернувшуюся поверхность,  низко поклонилась, не забыв продемонстрировать царю ладно скроенный вырез красного сарафанчика. 
По дороге Варька уже успела бухнуть в кушанье пару капель какой то подозрительной пахнущей, валерьянкой настойки, и теперь с нетерпением ждала, когда царь отобедать изволит.
Как сказала Некраса. Эффект стопроцентный. Зелье называлось муженин и стоило целых десять гривен. Варенька правда поторговалась. Сбила до пяти.
- Сладко ли ты спал, почивал? - с придыханием спросила Варька, и сделала особо выразительный хлоп глазами.

0

23

Нежившийся на широченой кровати Олаф сладко потянулся, открыл глаза и замер. В жизни каждого человека наступает момент, когда природа властно вступает в свои права, подчиняя волю, обволакивая разум и передает покорное тело на потеху животным инстинктам... Царь не был исключением. О! Еще как не был!

- Мама! - Тоненько взвизгнул он, узрев перед собой Варькин лиф, а над ним Варькино  лицо, птицей вылетел из кровати и с ловкостью заморской мартышки вскарабкался по столбу на балдахин кровати.
Некоторое время было тихо, потом с полога послышался слабый голос царя, уже в нормальной тональности:
- В-Варвара?

+3

24

Ну зачем же так сразу, маму то звать - недовольно отметила Варенька, словно невзначай поправляя свой мощный корсажик в сторону понижения. -  Я може и сама управлюсь.
Какой ты прыткий, да бодрый то батюшка - с восторгом произнесла девка, подбираясь поближе - А спускайся, ка ты вниз, надёжа наша ненаглядная. Я тут тебе покушать принесла, вкусненького.
С самого детства Варька знала, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, и поэтому в жизнь тридевятеньских мужиков, влетала чернавушка как ядрёная хмельная бражка.  "Била в голову, попадала в сердце, и выходила боком, в лучшем случае ." Но главное в этом деле что? Правильно. Главное в этом деле вовремя выпить.
Деловито поправив подушки, Варенька, соблазнительно улыбнулась во все свои отсутствующие четыре зуба, и воровато оглянувшись по сторонам, поманила царя пальчиком, демонстрируя ему увесистую, сныканную с кухни, пузатую бутылочку. О том, что и в самогоне плескалось всё то же самое Некрасино зелье, Варюша разумеется распространяться не собиралась.

0

25

Царь посмотрел на бражку с умеренным интересом, а на Варьку с большим подозрением. Покидать безопасное место он не спешил.
- Благодарствую, мне тут неплохо, - светски заметил царь. - Жарко нынче, а тут, на воздусях, свежо...

Тут тихо стоявший на столике курник сделал свое подлое дело. Вдохнув  пьянящий аромат пирога Олаф, практически утратил бдительность и уже совсем было спустил ногу с полога, как вдруг его осенила некая мысль. Быстро подобрав конечность, царь осторожно перегнулся через край, сдвинул брови, чему сильно мешала сползающая на глаза шапка, и сурово вопросил:
- Варька, ты руки мыла? А то как что ни принесешь, так потом полночи в нужнике кукуешь.

+2

26

Да зачем мне их мыть, кадыть они у меня проспиртованные – хотела было ляпнуть чернавушка, но вспомнив об ентикете, усиленно закивала, не забывая улыбаться, и активно стрелять трёхдюймовыми глазками, по оборонительному форпосту психики,  мужественно отбивающегося Олафа.
Конечно мыла, царь батюшка – в подтверждение своих слов, девка продемонстрировала увесистые  ладошки, с обломанными ногтями, под которыми застряли очистки семечек.
Руки я ему видите ли не мыла – обиженно подумала девушка -  Сердца у тебя нет, чурбан бесчувственный, раз ты на все Некрасины зелья животом маешься, когда влюбится в меня должон, страшно – Варька на мгновение мечтательно прикрыла глаза, представляя себя царицею на троне и тут же открыла их вспомнив про то, что зелья в писчу царю она уже накапала, а как говорила Некраса, муженин -  ещё ни одну девку не подводил.
- Спускайся, батюшка – ласково подвыла чернавушка  - Отведай, пока горячее.

0

27

Олаф решил, что он не будет думать о чистоте Варькиных рук перед обедом и завозился на пологе, прикидывая, как бы половчее спустится вниз. И тут же замер, как мышь под метлой, услышав характерный звук рвущейся ткани. Полог, туго натянутый на реечный каркас, все эти годы держался молодцом, но на вес здорового, упитанного мужчины в самом расцвете сил все же рассчитан не был.

Царь распластался на парче, не дыша и даже не моргая. И тут он понял, что больше всего на свете ему хочется чихнуть. Горницу убирали каждый день и весьма старательно, но никому из челяди и в голову не пришло, что государь решит лично убедиться в обеспыленности вверенных ему территорий.

Олаф сморщил нос, сделал несколько глубоких вдохов, осознал тщетность своих усилий и решил помирать с музыкой.

Эхо звонкого чиха не успело докатиться до углов горницы, как к нему присоединился звук вырываемых из ткани заклепок. Царь неудержимо пополз вниз, забарахтался, цепляясь за парчу, но добился только того, что вниз с ним полетело еще несколько аршин занавесей. Все это царственное великолепие, венчаемое увесистой тушкой оплота и надежи Тридевятого неумолимо надвигалось на Варьку и неуберегшийся курник...

+1

28

Сбылась мечта!!! - офонарев от счастья при виде летящего на неё царя, Варька раскинула жаркие объятья приготовившись ловить в них своё счастье.
Но на беду не расчитала метража гарнитуры, коих работницы тридевятинской ткацкой фабрики, не пожалели на обустройство полога для царя батюшки. Короче эта запелёнутая орущая чушка в шапке, в которой с трудом можно было распознать степенного Олафа, со всего размаха впиликалась в нашу Вареньку, мощно тараня уютную пухлую чернавушку, а заодно с ней и аппетитный курник, безвременно погибший смертью храбрых под широкой Варькиной попой.
- А потолок то надоть,  побелить - машинально отметила чернавушка, так и не сообразив, то ли радоваться ей, то ли огорчаться. После чего, сверху на них опрокинулся один из столбов.
Офф: Гулять так гулять - решил автор

Отредактировано Чернавушка Варя (2008-11-17 23:09:10)

+3

29

Не сильно, но ощутимо получив по уху столбом, царь на какое-то время потерял дар речи вкупе с прочими дарами. Когда померкли яркие звездочки перед глазами, Олаф осознал сразу и насовсем две вещи. Во-первых, он лежит на чем-то мягком и колышущемся, во-вторых это «что-то» лапает его за уязвимые места.

- Немытыми руками! – взвился гарант Ратмировского уложения, мгновенно выпутавшись из полога и отскочив к двери. Почувствовав себя в относительной безопасности, Олаф поправил шапку и принял суровый вид. Царственным оком обведя разгромленную горницу, он приказал:

- К вечеру починить и перестлать! – После чего красиво развернулся на каблуках.

Птицей взлетели полы не застегнутого кафтана. И закономерно попали в щель захлопнувшейся двери. Послышался глухой удар, как будто что-то тяжелое с размаху стукнулось о стену, и приглушенное ругательство. Потом дверь скрипнув, осторожно приоткрылась, и защемленная пола кафтана исчезла. Вслед за тем раздался частый перестук сафьяновых сапог: царь трусливо сбежал отступил на заранее подготовленные позиции, оставив поле боя за озадаченным противником.

+1

30

Обиженная в лучших чувствах Варька, сидя посреди царившего в горнице погрома, истошно ревела в три ручья,  размазывая по щекам слюни,  сопли сурьму и белила.
Сунувшийся было прибраться в горницу отрок, в страхе выкатился, увидев повернувшуюся в его сторону, зарёванную – красавицу чернавушку.
- Ну чем?  - рыдала Варька, надрывно всхлипывая и изредка сморкаясь, в ненавистный, помешавший счастью девичьему, полог. – Чем я ему не люба? Чем спрашивается, нехороша?   
Ища подтверждения своей красе чернавушка посмотрела в висевшее на стене опочивальни зеркало
Свет мой, зеркальце скажи….
Стекло треснуло. Мужественно покончив жизнь, политкорректным самоубийством.
- Уууу – взвыла Варька во весь голос, и со всего размаха запустила в осколки, остатками курника.
- Мяяяааааууу – совторил со двора, какой  - то жалостливо проникшийся кот.
- Ыыыыы – разрыдалась чернавушка, и поднявшись с пола выбросила остатки пирога в окно.
- Ыгыть, ыгыть – созвучно откликнулась сидевшая на берёзе сойка, прикормленная старым конюхом дедом Пришвиным. Слетела на пирог, но тут - же была прибита, ошалевшим от посыпавшихся на него благодатей, котом.
  - Природа – с умилением подумала добрая Варька,  прислонившись лебяжьей головушкой, к  распахнутой ставне. Ставня скрипнула, но выдержала.
- Рази ж я для себя радею? – размышляла чернавушка не переставая вытирать промокшие глаза расшитым рукавом.  – Была бы царицею, заботилась бы чичас об этом ироде окоянном, девок бы замуж повыдавалаи. Женихов видите ли у них нету. А вы их вилами пробовали? 
Вспомнив о том, что сама - то она, до сих пор незамужем, чернавушка горестно всхлипнула. Но затем, осознав, что царь не вернётся, а горницу убирать надобно, оторвалась от стеночки, и кое – как приведя себя в порядок, крикнула слабым басом. – Эй, кто нибудь. Микитка, али Митька, подите сюда что ли, окоянные. Дело есть.И поручив расторопным работникам приводить опочивальню в божеский вид, Варька величественной походкой, поковыляла прочь, важно игнорируя, вопросительно – перепуганные взгляды.

-------- Чернавушкин закуток

Отредактировано Чернавушка Варя (2008-11-18 18:17:23)

+3


Вы здесь » Тридевятое царство - там логика объявляет бойкот. » Царский двор » Царский терем. Личные покои царя