Тридевятое царство - там логика объявляет бойкот.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Усадьба Светозары

Сообщений 31 страница 60 из 72

31

Горыныч и Кощей.

Окрестности Славгорода. Поле. --->

- Почти в Славгороде. – Теперь Горыныч летел гораздо ниже облаков, а потому сразу резко потемнело и посмурнело, в воздухе повисла какая-то морось. – Ничего, сейчас согреемся, не зря же два бочонка с собой, да и у Олафа найдется, если не пожадничает. У него кухарка такую настоечку делает… Мммм… - Змей закатил глаза. – А если будет в духе, то и своей попотчует, но это будет невиданная щедрость. О, считай, долетели.
Внизу среди моря темной зелени показался островок, рассеченный надвое голубой лентой реки, по берегом которой часто были понатыканы маленькие коробочки.

Но тут произошло непредвиденное – упырячья голова трудолюбиво выгрызла в плаще дырку, резким движением стряхнула его с морды и теперь тряпичные остатки болтались на шее наподобие жабо. Голова радостно обернулась к Кощею и клацнула зубами:
- А правильно тебя привязали, мне удобнее будет.
Ящер почуял неладное сразу (как никак своя же голова), но предпринять что-либо сейчас было сложно. Средняя голова попыталась тюкнуть левую по темени, одновременно змей сделал пируэт в воздухе, сталкивая по-прежнему обвязанного веревкой Кощея со спины. Теперь планы Горыныча стремительно поменялись, он знал только одно место в Славгороде, где ему могли бы помочь. То есть, наверное, могли бы. Если бы захотели.

- Светоза-а-ара, выручай! – Горыныч рухнул знахарке во двор, стараясь не придавить Кощея.

- Жаль, что почти... я уже устал лететь... - Недовольный Кощей вздохнул и попытался ослабить веревку, врезавшуюся в тело. Освободившуюся голову он заметил не сразу и еще дольше пытался понять, окончательно ли загублен плащ. Получалось, что окончательно... - Ах ты... - Дальнейшую, богатую цветистыми оборотами речь воспроизвести будет неприлично, но, казалось, даже облака заслушались. Уже через пару минут Кощей, в воздухе выпутавшийся из веревки, с жутким грохотом рухнул на землю. С трудом поднявшись, Бессмертный коротко ругнулся и отошел чуть в сторону, болезненно морщась и потирая плечо.

+1

32

- Мужиков? – переспросила Светозара и звонко расхохоталась. – Так вот в чем дело, ревнивый ты наш! Ну-ка, подведем баланс, как говаривал мой второй муж. Ты нахальный - без приглашения в избу вломился; невнимательный - половину моих слов мимо ушей пропускаешь; бестолковый - я тебе уже два способа зазнобу твою из навей спасти предложила, все подробно обсказала, только что лубок не нарисовала, а тебе все «путано»; жадный – вон сколько плюшек натырил; невоспитанный – даже спасибо за плюшки не сказал, да еще и хозяйке грубишь; и капризный. Сокровище, а не добрый молодец! То-то я думаю, чего это красны девки у меня за воротами столпились, в очередь до царского терема выстроились? А это они к тебе: толкаются, спорят, какая первая целовать будет. Я б тебя, сокровище, себе оставила, да боюсь, девки от зависти на ленточки порвут.
Тут во дворе раздался дикий грохот и отчаянный вопль. Светозара зажала уши, пережидая катаклизм. Через некоторое время с опаской отвела руки от ушей и прислушалась:
- Что это было? Никак и впрямь девки ворота снесли? – Знахарка схватила стоящий в углу ухват и направилась к выходу. - Пойду крыльцо спасать.
Подходя к двери, хозяйка машинально подобрала оказавшийся уже у самого порога узелок с плюшками и кинула его на лавку, не заметив, что жадный хомяк отцепился от завязок не сразу и упал в кадку со сковородкой. До того ли, когда неведомые гости грозят дом по бревнышку разнести!
Выскочив на крыльцо, Светозара обнаружила во дворе распластанного Горыныча. «Тьфу ты, чтоб тебя!.. – выругалась про себя знахарка. - Напугал».
- Что ж ты делаешь, злыдень! Чуть весь дом мне не разнес! Нельзя, что ли, нормально приземли... – Светозара заметила стоявшего поодаль мужчину, потиравшего плечо, и замолкла на полуслове. Ослепительно улыбнулась, будто и не орала только что на всю улицу, поправила выбившуюся из затейливой еллинской прически прядь, томно вздохнула и неторопливо спустилась с крыльца.
Наперерез ей потянулась, плотоядно облизываясь, левая голова Горыныча. Не сводя глаз с незнакомца, хозяйка походя подцепила Горынычеву шею ухватом и пригвоздила к земле, так что упырячья голова могла только вертеться вправо-влево, возя подбородком по пыли.
Светозара подплыла к мужчине и посмотрела на него снизу вверх сияющими глазами.
- Добрый вечер! У вас, похоже, болит плечо. Позвольте, я посмотрю?

ooc: Предлагаю следующий порядок отыгрышей:
сейчас Вор Симеон, затем Змей Горыныч с Кощеем и снова я.

Отредактировано Светозара (2008-11-21 00:44:10)

+3

33

Нет, не думайте, что Сёма сдался. У него обязательно бы нашлось, что возразить Святозаре. Более того, он уже собирался было ей возразить, но в этот момент на беду, во дворе, что то загрохотало, и...А дальше хомяк не успевший отцепиться от плюшек, полетел вперёд, а потом ещё далече и врезавшись головой в многострадальную сковороду,  плавно сполз пузом в мыльную воду.
Пока Сёма закономерно булькал в кадке, расторопная Светозарушка вышла встречать дорогих гостей. Как и предполагалось гостеприимно, с ухватом.
С трудом отплевавшись от мыльной воды, и уцепившись лапой, за ручку сковороды, Сёма вынырнул, горя желанием, не просто закономерно оформить начатую мыль, но и поделится попутно, целым сомном других, возникших в процессе купанья, предложений, но... хозяйки в горнице уже не было. Лишь свисали краем с лавочки аппетитные, завёрнутые в платок плюшки.
- Ни в какие ворота - решил разобиженный хомяк, и плюнув на вежливость, которой он всё равно никогда не болел, оседлал сковородку и ухватившись за ручку подпрыгнул, вздымая вверх кучу брызг. Ведро накренилось, а затем рухнуло с лавки, выбрасывая сковородку, аки корабль, на гребне мощной грязной волны. Пока хомяк уцепившись разве что ни зубами, бренчал об пол, ведро  прыгая прокатилось по полу и остановилось. Сам же Сёма грязный и перемазанный, торопливо выпрыгнул из сковороды, и отфыркиваясь и оттряхиваясь, во весь дух свистанул по избе, вводя домашнюю нечисть и добродушный лапоть в состояние близкое к моральному шоку.
Вытеревшись об половик. Ничё, Светозара постирает, Сёма рванул к заветным плюшкам. Шустро вскарабкался по ножке лавки, подлетел к узелку и, понимая, что это его последний шанс,  отчаянно дёрнул зубами. Узел поддался. Схатив плюшки, Сёма сунул одну за правую щёку, вторую за левую, а остальные...Остальные понадкусывал. После чего,  свистанувшись вниз, поскакал к дверям, решив, продолжить беседу, как - нибудь,  в другой, более удачный, раз.

Отредактировано Вор Симеон (2008-11-21 14:47:55)

+3

34

Статная женщина с ухватом в руках - чем не предмет мечтаний любого половоззрелого мужика любого царства? Кощей даже ругаться перестал, засмотревшись на то, как уютно устроился ухват в ее ручках и невольно задумался о том, что и готовить красавица наверняка умеет... а коли красивая и домовитая, значит, сейчас мужик ее вылезет. Ну не может же такая женщина одна жить?
Впрочем, через полсекунды в глазах Кощей зажглось узнавание. Собственно, как же не узнать ту, над изображением которой буквально минут недавно едва слюной не истекал? Только собравшись поприветствовать знахарку, Бессмертный только уважительно хмыкнул, когда Светозара без особого труда разобралась с упыриной головой.
Ох, и хороша же была Светозара, что на картинке в блюдечке, что на глаз... даже как-то простилось то, что не стала в тарелке бражку пить, да и как не простить такую женщину? Плечо, обрадованное заботой, с готовностью заныло сильнее и Кощей с готовностью согласился поболеть.
-Здравствуй, Светозара Киевна.
Внутренний голос восхищенно притих, только едва слышно подсказывая, какие еще части тела можно сдать красавице "на посмотреть" и возможно даже "на потрогать". Впрочем, в Кощеевом возрасте с внутренними голосами уже как-то смиряешься...
-Болит немного, неудачно я приземлился.
Не в силах оторвать взгляда от глаз знахарки, Кощей все же вспомнил о несчастном змее и буквально заставил себя предпочесть личным интересам долг мужской дружбы.
-Только вот друг мой, Горыныч... кажется куда сильнее пострадал.
Только после третьего столетия жизни мужчина может отказать себе в удовольствии поболеть, а то и изобразить смертельно раненого под заботливыми женскими ручками.

ООС Прости, Горыныч, ответил, пока в сеть смог вылезти. Немного очередность сбилась...

+4

35

Змей обалдело проводил Светозару взглядом, хлюпнул носом и обиженно забормотал:
- А я? А как же я?! Я за помощью летел, из последних сил, вот только к ней и ни к кому другому. А еще подругой называется! Я ей книжки давал… между прочим, на дом!

Глаза средней и правой морд наполнились слезами и на чисто выметенный двор упала напалмовая капля. Одновременно в дверях что-то мелькнуло. Левая голова, которая в попытках освободиться хитро извернулась и грызла ухват, тут же дернулась вперед с радостным воплем: «Мыша! Стоять!»
Остальные головы обернулись и тут же издали истошный визг где-то на уровне ультразвука:
- Мы-ышь!
Горыныч судорожно метнулся в сторону, но ухват держался намертво, Змей еще немного безуспешно подергался и упал в обморок. Поскольку тушка была одна на всех, упырячьей голове пришлось падать туда же.

+4

36

А в это время в доме:
Когда кухня опустела, из-под печки, кряхтя и покашливая, выбрался старенький домовой. Оглядел бардак, сокрушенно покачал головой:
- Во народ пошел...
Домовой прищелкнул пальцами, и стоявшая в углу метла, обмотав прутья тряпкой, принялась собирать с пола воду. Кадка снова встала у стены, а сковородка ловко устроилась внутри. Хранителю дома не впервой было убирать за посетителями, чтобы не расстраивать хозяйку: больные и буйные попадались, бывало, и беспорядки учиняли.
По взмаху руки объедки плюшек исчезли с лавки, а метла и тряпка вернулись на места. Домовой критически оглядел комнату, еще рах покачал головой:
- Ну, народ! Ну, народ!.. - и снова спрятался под печь.

Во дворе:
Светозара прижала руки к груди, не сводя взгляда с незнакомца:
- Пренебрегать собственной безопасностью ради друга!.. Как это благородно! - восхищенно прошептала она. - Никуда не уходите. Я скоро!
Знахарка метнулась к средней голове Горыныча, похлопала ее по щекам:
- Змеюшка! Ты чего удумал у меня во дворе помирать?
Приподняла веки и посмотрела зрачки.
- В обмороке. Ничего, сейчас поднимем.
Хозяйка сбегала в дом и вернулась с бутылкой зеленой настойки и полотенцем. Откупорила бутылку, и в воздухе отчетливо запахло горькой полынью и анисом. Светозара поднескла бутылку поочередно к каждому Горынычевому носу. Змей засопел и зашевелил носами. "Чует, - усмехнулась хозяйка, - его любимая".
Отставив бутылку подальше, женщина принялась обмахивать среднюю голову полотенцем:
- Эх ты, горюшко мое... "Мышь!" Нормальные змеи мышей едят. А этот - на тебе! - в обморок. Да и не мышь это, а хомяк-зубами-шмяк.
Не переставая размахивать полотенцем, Светозара с улыбкой оглянулась на второго гостя:
- Так как, вы говорите, вас зовут?

+4

37

Испугавшись горыныча до хомячьего писка, Симеон, хотевший вынырнуть на двор,  со страху забился под крыльцо, да там и остался. Пока Светозара бегала в дом, пока одно да другое, хомяк не зная, куда ему податься, вытянул плюшку, и взялся за неё неспеша, в оба глаза поглядывая на происходящие события, и странных Светозариных гостей.
Узнав Кощея, хомяк в первую секунду чуть не подавился, а во вторую, аккуратно отложил надкусанный пирожок на траву и приник носом к широкой рассохшейся щели. Хоть и боязно, а любопытно. Да и информация, была сама по себе, незаурядной.
Вот тебе и целительница - Сёма сглотнул, жалея, о своём недавнем хамстве. За то, что б снова оказаться в избе, да узнать какие такие дела у Светозары могут быть с Кощеем, да Горынычем, маленький вор, готов был позакладывать все хозяйкины плюшки. Не удержавшись от волнения, хомяк пискнул и испуганно закрыл лапами рот. В последнее время, такие вот непроизвольные выверты случались с ним, всё чаще и чаще, не говоря уже о том, что в человечьем облике, не болел Сёма любовью к сдобе. Неужто в зверя превращаюсь? - эта мысль заставила вора похолодеть.

Отредактировано Вор Симеон (2008-11-24 14:07:56)

+1

38

Кощей повернул голову к Горынычу и только хотел напомнить забывчивому змею, что на самом деле они просто накушались бражки и летели пить дальше, а не непосредственно к Светозаре, но не успел. Под шипение сплавляющейся в корку от слезинки Змея земли, одна из голов что-то восторженно завопила, а затем Бессмертный едва душу богу не отдал от визга Змея. Хомяк, метнувшийся под крыльцо, почему-то показался Кощею отдаленно знакомым, но выяснять, что это конкретно за грызун, Бессмертный поленился. Мало ли всякой мелочи по земле шастает...
Пока Светозара в заботе о павшем Горыныче моталась в дом, Кощей присел на корточки у одной из голов и ухмыльнулся.
-Вот значит, чего боишься, друг мой сердечный... запомню.
Можно было попробовать отпоить Горыныча брагой, благо бочки  чудом остались целы, но тут хозяюшка уже принесла настойку, судя по запаху, на анисе и горькой полыни. Кощей и сам чуть не полез ближе к бутылке, но вовремя одумался и принял независимый вид.
-Дай мне лучше полотенце, Светозара, не дай бог очнется и снова кого-нибудь сожрать попытается. Мне-то ничего, а если тебя укусит?
Поймав край полотенца, он мягко, но настойчиво потянул
-Не готов я тебя потерять, больно уж хороша ты, Светозара Киевна.
Вопрос о своем имени Кощей все же старательно пропустил мимо ушей. Это она сейчас помогать да спасать готова, а как скажешь, что ты Кощей Бессмертный, так начинается... вопли, визги, еще ухватом по шее даст.

+1

39

Светозара не заставила себя уговаривать и отдала полотенце.
- Спасибо тебе, гость дорогой!
Понаблюдала, как незнакомец работает полотенцем. "Неплохо. Весьма неплохо! Это они удачно зашли. А имени так и не назвал. Интересно-интересно... "
Хозяйка подобрала бутылку и присела на ступеньку.
- И откуда же вы к нам пожаловали? - Светозара неопределенно махнула рукой, в которой держала бутылку. Носы Горыныча проследили за траекторией настойки. - И куда путь держите?

0

40

Горыныч пришел в себя от восхитительного аромата. Даже не открывая глаз, он потянулся средней мордой к заветной бутылке и, урча, пристроил голову на коленях у Светозары. Правая голова было сунулась туда же, но полынь и анис перебил другой, не менее привлекательный запах, - свежей выпечки, щедро посыпанной корицей. Кощей держал в руках полотенце, которым Светозара совсем недавно прикрывала плюшки. Горыныч облизнулся, молниеносно схватил зубами край полотенца и начал жевать.
Левая голова тоже не осталась обделенной – пахло плюшками и из-под крыльца, а еще какой-то зверушкой, мышью, а, может, и не мышью… но, несомненно, чем-то живым и теплокровным. Упырячья башка, заметно похитревшая с тех пор, как съела яблочко, сосредоточилась на запахе корицы, чтобы храбрый, но нервный змей опять не брякнулся в обморок, и тихо-тихо поползла к крыльцу. В большой щели между ступеньками поблескивали чьи-то глаза. Вот еще проползти под ухватом пару вершков, один раз вытянуть длинный язык и вкусной мышки как не бывало…

+2

41

Увидев голову, пытающуюся партизански проползти под ухватом, Сёма испугался, заметался. Схватил прутик, прикидывая ткнуть им в облизывающуюся хитрую морду, но не дотянулся, выронил, и понимая, что это конец, зажмурился да и метнув в Горыныча надгрызанную сладкую плюшку. Вылетев из под крыльца, пирожок, плавно пролетел над ухватом, и красиво спикировал к ногам Кощея, приземляясь точнёхонько на край сапога великого злодея, павлином рисующегося перед очередной, расхорошей красавицей.

Отредактировано Вор Симеон (2008-11-27 19:29:15)

0

42

От Кощея

Меланхолично обмахивая змея полотенцем, Кощей, тем не менее, без особых угрызений совести отдал голодной голове кухонную тряпочку и шагнул за ползущей к крыльцу головой:
- Светозара, если я его подержу, можешь его из хищной твари снова нормальным сделать? А потом я тебе на все вопросы отвечу как на духу. - Не дожидаясь, пока красавица ответит, Кощей ловко придавил ползущую голову к земле и задушевно вопросил. - Куда ползешь, Горыныч?
Вместо ответа почти на сапог плюхнулась свежая плюшка. Хмыкнув, Кощей чуть повысил голос:
- Эй, меткое создание! вылезай сам, а то я голову отпущу.

0

43

- Договорились! – легко согласилась Светозара, поглаживая среднюю Горынычеву голову и на всякий случай отставляя бутылку подальше. Только прежде чем лечить, надо сначала понять, от чего. Расскажите, что у вас случилось, когда? Какие эти... си-пто-мы? Что болит? На что жалуетесь? Ну, кроме ухвата, - хозяйка окинула Кощея оценивающим взглядом, - и плюшки? Кстати, Сёма! – Светозара постучала каблучком по доскам крыльца. – Тебя мама разве не учила, что нельзя играть с едой? А ну вылазь, пусть на тебя добрые люди полюбуются.

0

44

При слове "добрые" Сёма разом ослаб в коленях, однако делать было нечего. Меняться местами с плюшкой, ему абсолютно не светило, но попытка отсидеться под крыльцом, равнялась варианту стать закусью для Горыныча, выводя закономерно логический исход, опять же принять на себя участь сдобы, но теперь уже так сказать, по самому прямому назначению.
Вздохнув, и понадеявшись, что Светозара незлопамятная, Сёма аккуратно вытащил одну заднюю лапку, потрогал травку, "словно пловец перед прыжком в воду", вторую, испуганно двинул хвостом, и "окунувшись разом" - выкатился целиком, ловко минуя, облизывающуюся добродушную пасть.
Бянжур мусью, ля пусся кет - затораторил хомяк высоким гнуснавым фальцетом,  подпрыгивая,  и приседая перед Кощеем и Святозарой.
- Май нейм из, быть Симеонус - Хомякиус -  вор суетливо раскланялся сделав три отступающих шажка назад  -  Я есть иностранный гост из рода нарнийский бурундук. Вери, вери очень всем фенькю.
-  Маса, Светозара
- хомяк приложил лапки к груди и усиленно заморгал, посылая ведунье отчаянные знаки, что бы она его не выдавала.
Со стороны казалось, что хомячка внезапно поразил нервный тик.
- Ошень  приятный клок файфе.   - понимая, что окончательно палиться, на писклявой ноте, прохрипел Сёма - Но как говоритцо, у кого хаус хорошо, тому в гостях не нада. Вынужден пора. Дела -  дела. Асталявиста. Гусей вам таком.  Всем мачачосам по грачосу. - И не переставая нервно "тикать" хомяк, издыхающим гуськом,   попятился в сторону ворот, отчаянно "улыбая" мордочку,  в изображении проямо таки, неописуемой жизнерадостности.

Отредактировано Вор Симеон (2008-11-28 23:47:21)

0

45

Средняя голова, урча, подсунула Светозаре правое ухо.
- Симптомы жуткие, Светозарушка, практически умираю. Сначала Яга ядом опоила, потом Кощей - упырячьей бражкой. Сделали из меня не пойми кого, а я ведь не такой, я прекрасное люблю.
В подтверждение этих слов правая голова, обиженная злодейской подменой плюшек несъедобным полотенцем, зашла к Светозаре с фланга и украла полынную настойку.
Обе башки разом оживились, левая же обиженно подергивалась в цепких руках Кощея и обещала ему в будущем длинную, но не очень приятную жизнь, а своей тушке при разводе и разделе движимого имущества - забрать с собой сердце и печень. Но ее товаркам уже море было по колено, они честно поделили настойку пополам. Правая голова глянула на Кощея и со вздохом сообщила:
- Тебе нельзя – с непривычки заблазнит чего, упустишь голову, и она тебя укусит. А я не могу пойти на такую жертву. Дружба – превыше всего!

После выпитого Змей расхрабрился, доброжелательно прослушал хомячий монолог, но уйти ценному зверю не дал - схватил и поднес к средней морде, чтобы получше рассмотреть.
- Ты гляди, - изумился Горыныч, и в глазах загорелся интерес истинного исследователя. – Заморский хомяк, а выглядит совсем как наш. Может у него внутри все по-другому устроено? Не, так сразу не определишь. Я чего подумал-то, - Горыныч обернулся к Кощею и Светозаре. – Для полного излечения мне совершенно необходима настойка, изготовленная лично Олафом. Предлагаю не откладывать дело в долгий ящик. Кощей, ты отвечаешь за левую голову, Светозара – за провиант и душевную атмосферу, а я за хомяка и не слишком кривую траекторию полета. Полетели, а? Пока вы у меня двоиться не начали.

+1

46

От Кощея

Кощей пристально смотрел на хомяка и пытался вспомнить, где же он мог слышать его голос. В смысл слов он не вслушивался - зачем вслушиваться в то, чего нет. А вот нервный тик ему понравился, в исполнении пушистого зверька это было довольно забавно. Повернув голову к Горынычу, он, тем не менее, возмущенно заявил:
- Это ты мое яблоко сожрал, а бражка у меня замечательная. - Отпустив голову змея, Бессмертный улыбнулся девушке. - Ну, раз вместе полетим, то сам бог велел знакомиться. Обычно меня называют Кощей Бессмертный. Горыныч, а вот мне интересно, ты хомяка по дороге не доведешь до приступа? Вон у него тик уже.

0

47

- Сиротинушка!.. - посочувствовала Светозара, почесывая правое Змеево ухо. - А хитрость у тебя не воспалилась случайно? Горазд ты настойку лакать, как я погляжу. - Знахарка столкнула Горынычеву голову с колен и встала. - К Олафу? А давайте! Я все равно к нему собиралась, - она многообещающе улыбнулась, - гостинец отдать.
Светозара повернулась ко второму гостю, прижала руки к груди и восхищенно захлопала ресницами:
- Кощей? Ну надо же! Я столько про вас слышала. Бессмертный - это такое ценное качество для хорошего муж... мужчины! Ой, что же это я?! - спохватилась женщина, поправляя одежду. - Такие гости, а я, можно сказать, в лохмотьях! Сейчас быстренько переоденусь, и полетим.
Светозара подхватила ухват и легко взбежала по ступенькам. Обернулась в дверях:
- Горыныч, ты хомяка-то не замай, он мое желание выполнить обещал. Вообще не шалите тут, - она перекинула ухват в левую руку, а правой послала Кощею воздушный поцелуй. - Я мигом!

***

Светозара действительно обернулась "мигом" - и часа не прошло, как она снова появилась на крыльце в новом наряде: изумрудно-зеленой тунике варяжского типа, перехваченной на талии поясом из тяжелых золотых звеньев. Из разрезов туники выглядывала белоснежная рубаха тончайшего льна с золотой вышивкой по подолу. Заплетенные в косы волосы были украшены тяжелыми золотыми накосниками с гранатами.
- А вот и я! - ослепительно улыбнулась хозяйка и тряхнула огромными корзинами, накрытыми льняными салфетками. В корзинах что-то подозрительно булькнуло, а по двору соблазнительно запахло пирогами.
Весело стуча каблучками охряных замшевых сапожек, Светозара спустилась с крыльца и сунула одну из корзин в руки Кощея.
- Спасибо! Вы так любезны!
Вторую корзину она, не долго думая, водрузила на спину Горынычу и сама уселась рядом.
- Ну? Что стоим? Кого ждем?

+2

48

Вот терзало конечно Сёму смутное сомнение, что его мнение здесь, никто не спрашивает, но озвучить это предположение вслух, он поскромничал, видимо стесняясь прописавшегося неподалёку Кощея. Сжимающая под горло лапа Горыныча, тоже не способствовала к красноречию.
В общем когда порхающая, разве только, не начавшая петь Светозара, спустилась с крылечка, таща корзины со снедью, Симеон был благолепен и тих. Как примерная, бонжурская гимназистка, ради пятёрки, вынужденная пойти на свидание с учителем.
------- куда то там, следом за всеми.

Отредактировано Вор Симеон (2008-12-02 16:42:47)

0

49

Когда выяснилось, что дивная Светозара намерена лететь с ними, Кощей аж заулыбался от удовольствия. Немножко так заулыбался, незаметно, чтобы не передумала девица. Конечно, суровую мужскую пьянку общество знахарки скорее всего загубит на корню, но кто не рискует, тот не хлещет бражку.
Восторг в глазах женщины подействовал на Кощея, как валериана на кота-Баюна, только вот Бессмертный не стал кататься по травке и хрипло орать "мяаааа". Только глаза масляно заблестели от довольно безыскусной похвалы и взгляд доверчиво дернулся вниз от лица женщины - смотреть, где же там на ней лохмотья. Не обнаружив живописно порванных тряпочек, мужчина недовольно покачал головой и мысленно отметил, что за столько лет так и не научился понимать женщин.
Проводив Светозару взглядом, Бессмертный тряхнул головой и с удовольствием похвастался
-Видал, Горыныч, как я женщинам нравлюсь?
Сев на траву и привалившись к теплому чешуйчатому боку Змея с безопасной стороны, Кощей мечтательно уставился в затянутое тучами небо, словно там как минимум плыли пушистые облака.
-Эх, тарелку бы мою сюда... надо карманную версию придумать. С молодильной вишенкой... Змей, а ты случаем не знаешь, "мигом" - это по женски сколько, больше часа или меньше?
Кощей уже успел подремать минут пятнадцать вполглаза, изучить ближайшее дерево в подробностях, сплести из травинок длинную косу (ну, он лично гордо называл "это" косой, хотя любая девка бы постеснялась такое с волосами делать - просто куча морских узлов разной степени затянутости) и окончательно решить создать карманную тарелку, когда дверь открылась и явила Светозару.
Поднявшись и стряхнув с плаща приставшие травинки, Бессмертный с удовольствием скользнул глазами по мягкой даже на вид ткани сочного травяного цвета и толстым косам знахарки. Час ожидания того стоил. Приняв вкусно пахнущую корзину и едва удержавшись от немедленной дегустации, он неопределенно хмыкнул
-Хорошо быть царем. Такие красавицы с пирогами в гости прилетают... Горыныч, ты как, донесешь хомяка? А то давай, я подержу.
Хищные зеленые глаза чуть прищурились на пушистого зверька, хотя сам Кощей воспитанно сидел на Горыныче.
-И в принципе можем уже больше никого не ждать.
>>---> Царский терем.

Отредактировано Кощей (2008-12-02 20:28:47)

+1

50

Левая горынычевая голова, вдруг оставшаяся без контроля, недоуменно огляделась вокруг, примерилась кого-нибудь куснуть и с изумлением обнаружила, что не очень-то и тянет. Змей некоторое время раздумывал, что ему выгоднее – еще пострадать или признаться, что совершенно здоров, но так ни к чему и не пришел.
Когда Светозара скрылась в доме, он приготовился подремать. Если всю жизнь при тебе девицы, знаешь, что «мигом» быстро не бывает, а чем больше торопишься, тем больше ждать приходится. 
- Ага, Кощей, нравишься, - покладисто согласился Змей и потянул носом - предшествуя появлению Светозары, в воздухе поплыл невообразимо вкусный и знакомый запах. Горыныч ухмыльнулся и пригнулся к земле, чтобы пассажирам ловчее было садиться. – Только в дороге пирожки-то не ешьте, а то не довезу. Я ж не двужильный. А ты, Кощей, лучше Светозару подержи, хомяка я уж сам как-нибудь.

Горыныч глянул на Сему:
- Говорят, бонжурские доктора горазды всяческие нервенные болезни лечить, поскольку ты у нас хомяк бонжурский, то будешь меня от боязни мышей лечить. Договор выгодный: вылечишь – озолочу, не вылечишь – съем. По-моему, очень справедливо.
Он незаметно для Кощея и Светозары подмигнул Семе и пристроил его на макушку правой головы.
- Высоковато, конечно, но, кажется мне, тебе тут поспокойнее будет.
Подождав, пока все седоки устроятся поудобнее, змей ухватил бочки с бражкой, взлетел и взял курс на центр Славгорода.

20 серпеня, около девяти часов вечера.

---> Царский терем.

0

51

---> Улица

21 Серпеня, второй час ночи

Светозара поднялась на крыльцо, под навес, встряхнула промокший кафтан и поинтересовалась у Доки:
- Феня вернулся?
- Да.
- С гостями?
- Один.
- Один? - приподняла брови знахарка. - Не нашел что ли?
- Сам расскажет, - ответствовал Дока. - На кухне он. С домовым сплетничает.
В последней фразе слышалось необдобрение, но выяснять, что произошло, Светозаре было уже лень. "Завтра, все завтра", - подумала она, кивнула Доке и ушла в дом.
Повесила кафтан на гвоздь в сенях, отряхнула подол платься - ничего, не сильно дождем попортило, высохнет и будет как новое.
В кухне Феня с домовым сидели на лавке, свесив ножки, и, видимо, обсуждали что-то свое, мужское, потому что при появлении Светозары заговорщески замолчали.
Время было позднее, и хозяйка решила перейти сразу к делу.
- Ну что, нашел навь? - спросила она у Фени, усаживаясь напротив.
- Нашел. Заморенная она какая-то. Голодная что ли?
- Так что ж к нам не привел? Тут бы и накормили, я куриные лапки припасла.
- Она сказала, не хочет ночь терять, тяжело ей днем. Спросила, что делать надо и куда идти. Я ей все и обсказал, как ты велела. Так что она сразу в Черную Грязь к мельнику и полетела. Сказала, что в ту сторону она и сама доберется.
- А... - Светозара зевнула, прикрыв рот рукой. - Может и правильно. Она на крыльях быстрее, чем человек на коне. А уж как ее потом встречать, об этом Сёме думать. - Она снова зевнула. - Пойду-ка я. Спокойной ночи.
Махнув домочадцам рукой, хозяйка ушла в светлицу и плотно притворила дверь.

+1

52

Улица. 21 серпеня. второй час ночи
Сёма проснулся в полёте на пол пути между половичком и лавкой. Шлёпнулся носом, моргнул непонимающе, потом сообразил. Подсокочил топорщась и хорохорясь, но Светозара отдавая указания уже ушла в горницу и захлопнула дверь.
Привычный Сёмин оппонент лапоть топотун недовольно дёрнул завязкой, но бузить не стал. Махнул ровно старому знакомцу и подвинулся уступая кусочек места под печкой.
Сёма предложение проигнорировал, хозяйски протопал по горнице, приложился ухом к двери ловя обрычки фраз. Потом всё смолкло, стихло, хлопнула дверь и наступила тишина.
Вор  остался один в полной темноте. И хотя эта была привычное для ночного портного стихия, ночевать вместе с нечистью, которая разом активировалась, посверкивая из углов, яркими огоньками глаз - не вдохновляло.
Поэтому простим Сёме, его попытку забраться в спальню целительницы.
В конце концов маленькому хомяку могло быть прсто страшно.
Простим ему забирательство на кровать. Всё же темнота убедительная сила. На одеяло, по подушке, к изголовью...
Светозара спала, не подозревая о том, какие каверзы родяться над её головой.
Хомяк сидел на подушке и рассматривая изящный женский профиль, размышлял о судьбе своей нелёгкой.
Недолго так размышлял.
Мысль поцеловать спящую Светозару, раз неспящая она имела привычку отпихивать его больно, зрела в голове  голове давно.
И если кто - то, когда нибуль скажет Симеону, что это было неэтично, неправильно, или попытается любым другим образом, воздействовать на несуществующую совесть хомяка, Симеон ответит, что в десятках сказок, благородные герои и царевичи поступали именно так. Соблазнившись красотой, лобзали уста алые, и в отличие от нашего мужественного хомяка, который всегда готов был нести ответственность и, свинчивались до поры до времени. В общем, Сёма не мучился угрызениями.
Привстав на задние лапки, хомяк вытянулся, наклонился, боясь разбудить часом, и потянулся холодным мокрым носом ( офф: просили - получайте )) к чуть приоткрытым губам.

Отредактировано Вор Симеон (2009-01-17 20:54:05)

+1

53

Светозара только-только задремала, и сон был еще некрепким. К тому же, хомячьи усики нещадно щекотали, так что знахарка звонко чихнула, встряхнула головой, уронив хомяка с подушки, и приподнялась на локтях. Приоткрыла один глаз. Пробормотала что-то вроде: "Летают тут всякие..." Поправила подушку, не заметив откатившегося на край кровати хомяка, повернулась на другой бок, закрыла глаз и через секунду уже снова  крепко спала.

0

54

А счастье было так близко - успел подумать кубарем улетающий Сёма. Зацепился лапкой за край кровати и скатился вниз по простыне. Несколько секунд в горнице царила тишина. Ворочалась потревоженная во сне красавица, плавно качался на подзоре, исходящий холодным потом хомяк.
Затем всё смолкло и спокойное невесомое дыхание возвестило о том, что хозяйка снова спит.
- Настоящие герои -  не закончив думу, Сёма сделал глубокий вздох и снова полез наверх, демонстрируя редкое завидное упорство. Минут через пять акробатического альпинизма, хомяк снова был у желанной цели.
Поплевал на лапки, вспомнил что  - то, смущённо вытер их о пододеяльник, словно боясь, что хозяйка проснётся и настучит ему за такое непотребство, и снова полез на соблазнительный Эверест, развернувшийся лицом к стене. Задача усложнилась. Но Сёма не отступал.
Подобравшись по подушке, хомяк, аккуратно, стараясь практически не дышать, переставил лапки между разметавшихся волос,  решив, что раз лобовая атака не получилась, попробовать зайти с фланга. Что и сделал.
Подобрав коготки, что бы не дай бог не оцарапать во сне, хомяк вжал пузико, и по пластунски пополз по щеке девушки, подбираясь к заветным губам.  Ну ещё чуть чуть. Ещё чуточку. Нууу - Сёма вытянул губы трубочкой, уцепился за выбившуюся прядку, являя собой ожившую картину Миссия невыполнима, и совершил последний пластунский рывок,  мохнатой, нелепо растопыренной рыбкой - гупией рванувшись к желанной цели.   Нууууу

Отредактировано Вор Симеон (2009-01-17 21:38:32)

+2

55

- Далеко ли собралси, сердешный? - раздался скрипучий голос у Семы над ухом, и прямо перед носом незадачливого хомяка появилась здоровенная паучиха. - Ты чего творишь, бесстыдник? Дети же смотрят! - паучиха указала одной из лап вверх, куда тянулась удержвающая ее серебристая паутинка. Там, в темноте под потолком, мигало множество фасетчатых глазок.
- А ну-ка пошел отседова! - не давала опомниться паучиха. - Нечего мне тут молодняк развращать. Робяты, давай! - скомандовала она, и тут же сверху на "диверсанта" спикировало несколько паучков-десантников. Они ловко опутали хомяка паутинками, приподняли и начали раскачивать.
- Правее! Левее! Майна! Вира! - громким шепотом руководила паучиха, а когда мохнатый "маятник" сильно качнулся в сторону, скомандовала:
- Пли!
Паутинки, державшие хомяка, оборвались, и Сёма, на краткий миг превратившись в белку-летягу, приземлился в корзинке с рукоделием на другом конце комнаты.
- И смотри у меня! - пригрозила из темноты паучиха. - Уложу детей спать и вернусь, проверю.

+3

56

Сёма даже вайкнуть не успел. Его скрутили, свинтили, запеленали. Один из паучков предупредительно обмотал паутинкой  пасть.  А дальше вора раскачали, и отправили в экзальтацию свободного полёта.
Грохнувшись в кучу тряпок, головой вниз, лапами наверх, Сёма несколько секунд не двигался.  Затем одна задняя лапка пошевелилась, почесала другую, и хомяк, отплевавшись от паутины,  медленно, но верно,  принялся выколупываться на поверхность, невразумительно шипя,  про то, что «рождённый ползать летать не должен».
Судя по злорадному смешку сверху, хомяк «был создан для полёта, как Светозара для счастья». Против веского аргумента в лице десятков мерцающих глаз, крыть было нечем.
Поэтому с трудом вывалившись из корзинки, энергичный вор пошёл другим путём.
Вместо того, что бы снова атаковать кровать Светозары, ободранный, весь в остатках липкой паутины хомяк, проворно поскакал за дверь.
Через пол часа крайне заинтересованная пропажей вора паучиха, осторожно проследовала в горницу.
- А сами - то мы не местные…сиротя я тридевятинская. На чём душа токось держится – пуская скупую хомячью слезу, трагичным шёпотом надрывался маленький хомяк.
Стоя на мисочке из под блинов, ака на трибуне, Сёма собрав вокруг себя благодарных слушателей, давил героизмом на жалость.  Не забывая при этом азартно подпрыгивать, ударять себя лапкой в грудь,  шмыгать носом, и тереть мокрые глаза, в нужных местах.
- И значит налетаю я на Кощея, и говорю ему: -  А ну поклажь девицу Светозару наместо.
А он мне:  -  На одну ладонь положу – второй прихлопну!!!

Лапоть  - Топотун испуганно согнулся и закрылся завязочками, нечисть захлопала, зашуршала, заквохала.
  - Но не испугался я злодея! – выдержав хорошо поставленную паузу, Сёма шмыгнул и позволил себе выпятить грудь. – Подлетел и дал ему в торец,  вот этой самой… – хомяк согнул кулачок, но сообразив, что выглядит неубедительно, поспешно исправился.
Короче,  укусил  за голову!... И тут он как закричит:  Помилосердствуй Сёмушка. А я ему… Говори подлец, где деньги лежат. Ну в смысле…Отпусти Светозару, пока есть чем! А Кощей упрямится. Ну тут я ему задней лапкой прыг, передней тудымс, а потом бац, бац…хлобысь. И тут ему и конец пришёл – закончил воришка, и дождавшись заслуженных аплодисментов,  прибавил мечтательно – Удрал через окно.  Пол царской стены разворотил. Там до сих пор дыру заделывают.  Олаф ему потом грозился, шенкелей всыпать.  А мне хотел медаль дать. За храбрость! – хомяк застенчиво потупил глазки и сделав многозначительный намёк, продолжил героически  – Но я отказался!   Говорю.  Не ради награды, а ради Отечества радею. Потрясённая нечисть, реагировала проникновенно. Все разом зашумели, зашуршали, захлопали. Лапоть – топотун сбегал под лавку и принёс для Сёмы выдранный из банного веника согнутый прутик, который торжественно был водружён хомяку на голову в качестве лаврового венка
- Во заливает – поражённая паучиха уважительно крякнула и едва не свалилась с ниточки.  А дальше спектакль развивался по заданному сценарию.
Сёма осмелел, всхорохорился.  Подложил на миску из под блинов, крышечку с крынки, что бы значит, быть ещё повыше, и вдохновенно принялся сочинять. Про страны чужедальние, про девиц спасённых, про богаства несметные украденные у богатых в пользу бедных. И как был он заколдован страшным Берендеем, а кто – то – обвиняющий жест в сторону спальни – Побрезговал молодца доброго поцеловать. Дел ратных не оценил, ибо не вышел рылом сирота тридевятинский, а он же ведь не ради себя, ради Отечества токмо. И чести девичьей.
Услышав про честь задремавшая было паучиха встрепенулась и прищурилась.
Хомяк вовсю расхаживал по половичку и размахивая берёзовым прутиком наподобие указки, составлял план активных наступательных действий.
Одну лапку, он заложил в мех шубки, и слегка прихрамывая, командовал.
- Сим манёвром свершим блицкриг. Что значит быстро и…Хомяк оглянулся по сторонам и заметив паучиху махнул прутиком
- Вражеский лазутчик.
В прямом смысле слова «обалдевшая» паучиха, успела метнуться за дверь, спеша возвести в спальне хозяйки оборонительные рубежи. Но стремительность Сёмы, была поистине неугомонной.
- Дети мои, и все кто любит меня! – взобравшись на топотуна, Сёма подал сигнал к атаке – За мной!
Несколько десятков странного вида комочков торопливо приоткрыли дверь и под тихий, но ощутимый топот, множества ножек, Симеон храбро поскакал на взятие кроватного рубежа. Не допрыгав метр до кровати, топотун резко затормозил и хомяк раскинув лапки полетел вперёд, мысля приземлится прямо на Светозару.
В этот момент решительных и отчаянных действий, было не до соблюдений предосторожностей и тишины.
Не успевшие блокировать шустрых паучков агенты, один за другим посыпались по сторонам избушки, а сам Симеон приземлившись в спешно сплетённую паутину запутался, и под
- Налегай ребятушки!
Полетел в стенку. Впечатлённая рассказами о неуязвимости хомяка, паучиха больше не церемонилась, и смачно впечатавшись носом в брёвна, хомяк с тихим шмяком, сполз вниз.
С исчезновением полководца, атака разом застопорилась и мелкая нечисть боясь воевать с паучками, торопливо откатилась назад.
- С потерей Москвы – пробормотал хомяк, тряся головой и бросился на новый штурм, благо добродушным Топотун был рад пособить и подкинуть.
Второй раз, Сёма летел гораздо дальше и метче. Угодив в цветочный горшок, хомяк на некоторое время притих. Блицкриг ломался,  терпя сокрушительное фиаско.
- И кровью распишемся на стенах – выплюнув землю, хомяк, вывалился вниз, и снова ринулся на штурм. Распугавшие нечисть пауки, тем временем успели подготовить хорошую противовоздушную оборону, сплетя чуть ли не целую маскировочную сетку, соваться в которую, желающих не нашлось, точно так же как и писать несуществующей кровью, на чистых стенах, любимой хозяйки. В оправдание запрятавшейся по щёлкам нечисти, можно было сказать лишь одно. Они искренне переживали за Сёму, и наверное душой были на его стороне. Ну по крайней мере первые три атаки.
На четвёртую, половина зрителей отчаянно зевая, незаметно поползла спать. На пятой, Топотун начил косится на любимую лавочку. На шестой, паучиха не выдержала.
Сердце у неё было жалостливое, а вид убивающегося об стены хомяка, был зрелищем не для слабонервных детишек.
- Да когда ж ты угомонишься, то сердешный?  - проскрипела она жалостливо.
- Я памятник себе воздвиг нерукотворный – бормоча и пошатываясь кривыми зигзагами, Сёма упорно шёл к кровати.
- Головой шибко ударился – поясняла паучиха детям. На седьмой раз Топотун жалостливо отвернулся, и закрылся завязками сердобольно отказываясь подкинуть Сёму
- Не зарастёт ко мне народная тропа – бормотал Сёма повиснув на завязке и требуя реванша.
- На могилку то ходить будем, навещать. Чей не звери – паучиха уже уложив детей всхлипнула. Топотун безголосо рыдал, понимая, что вот оно. На глазах его вершится подвиг героический. Он даже попытался поцеловать хомяка вместо Светозары, давая понять, что разделяет убеждения Сёмы, и одного лёгкого толчка оказалось достаточно, что бы измученный хомяк полу бездыханным свалился на половичке, разбросав конечности.
- Никак угомонился? – паучиха осторожно выглянула вниз.  – Живой хоть?
Топотун недоумённо пожал завязками и потыкал Сёму в пузико. Хомяк издал стон
- Врагу не сдаётся наш храбрый хомяк. – пробормотал он и откинул голову свесив язычок.
- Живой – паучиха облегчённо перевела дух, и дала команду паучатам,  перетащить хомяка в безопасное место, подальше от греха и глаз любимой хозяйки.
Когда послушные и невыспавшиеся детишки, осторожно выбросили хомяка в лопухи под окном, в небе уже вовсю занимался рассвет. Не переставая гомонили петухи, и первые радивые хозяйки скрипели колодезными журавлями.
От ночного приключения, в горнице Светозары не осталось ни следа. Разве что перевёрнутая корзинка с шитьём, просыпанная земля, да валяющиеся на коврике засушенные берёзовые листья. Вот и всё, что осталось на память,  от бесславного блицкрига Симеона.

 

-

Отредактировано Вор Симеон (2009-01-29 20:31:37)

+1

57

21 Серпеня, 9:30 утра

Проснулась Светозара довольно поздно. Ну да, по счастью, скотину в поле выгонять не надо, можно и в постели понежиться.
На улице уже было светло, и погода явно пошла на лад, так что умываться знахарка решила на улице. Возвращаясь со двора, вспомнила про Кощеев кафтан, хмыкнула и решила пойти проверить.
Кафтан висел там же. Светозара сняла его с крючка и пару раз сильно встряхнула. Хомяки не выпадали. Странно... Куда успел слинять? Повесив кафтан на место, женщина погладила воротник, расправляя слипшийся после дождя мех, и улыбнулась, что-то вспомнив.
На крыльце сегодня обнаружился довольно солидный "улов". Вот только не было ни молока, ни сметаны. Видать, совсем туго бабке Агафье приходится. Надо навестить.
Знахарка вернулась в свою светлицу и принялась выбирать наряд. Надела тончайшую рубаху беленого льна, повернулась к сундуку и тут заметила рассыпанную возле цветочного горшка землю. «Та-а-ак...» Светозара внимательно оглядела комнату, уперла руки в боки и гаркнула, как, бывало, ее муж-мореход:
- Полундра!
Всё осознавшая и прочувствовавшая нечисть моментально выстроилась перед хозяйкой по росту: примчался невесть откуда Феня, выполз из-под печи домовой, прискакал Топотун, замигали из углов внимательные глазки, выкатилась из-за комода ватага наколдованных из пыли Чернушек...
- Ну, и что здесь было? – ласково-ласково поинтересовалась знахарка.
В углу кто-то пискнул, несколько Чернушек присели, закрыв головы лапками. Опасливо переглядываясь и подталкивая друг-друга, постояльцы начали пересказывать ночные события, сперва робко, по слову, по два, потом все бойчее и бойчее.
Дослушав, Светозара только покачала головой:
- Ну учудил. Нет чтоб дослушать, что делать надо. А вы куда смотрели? – напустилась она на домашних. – Почему бардак в горнице? Вот и убирайте теперь, раз не уследили.
Чернушки тут же брызнули в разные стороны и начали подбирать листочки.
- Значит так, - подытожила знахарка, – если снова Сему увидите, сразу ко мне, по дому шастать не давайте. – Хозяйка глянула, как Чернушки убирают рассыпанную землю. – И за что только Лада его в хомяка превратила? Порося ведь, как есть порося.

Светозара достала из сундука золотисто-желтый гиматий – она любила наряды с родины второго мужа. Вроде, один кусок ткани, а подпояшешь, да складки иначе разложишь, и будто новое платье надела. Сноровисто обернувшись материей да уложив в высокую прическу волосы, женщина вышла на кухню. Растопила печь, нагрела самовар и позавтракала остатками вчерашней трапезы. На кухонном столе лежал подобранный на крыльце бараний окорок. «Надо будет запечь. Да с чесночком..

+2

58

Сёму разбудил запах хлеба. С трудом разлепив распухшие очи, хомяк приподнялся, втянул воздух носом и держась за стонущую голову, которая нынешней ночью не раз подтветрида свою крепость, Симеон вывалился на травку из лопухов.
Полежал пару минут, восстанавливая координацию Земля - Воздух, и отряхнувшись от дурноты встал на лапки, уже более твёрдо и уверенно. В природнившейся  избушке Светозары бренчало и грохотало. Чувствовалось, что хозяйка с самого утра занята делами, и возможно, ну если рассудить исходя из акта милосердия, -  даже покормит его завтраком. О бурной ночной деятельности вора, целительница вряд ли ведала, и поэтому Симеон на ходу изобретя историю о том, как "пули свистели над головой, а враги атаковали со всех сторон", потопал до крылечка, планируя, набиться на кашу с маслом, и чай с пирожком.
Скромно протиснувшись в щёлочку, Сёма вежливо вытер лапки о половичок, и решив, что на этот с церемониями можно повременить, шагнул на доски, где был подхвачен за лапы, проворной нечистью. Не успел вор опомниться и дать в глаз самому активному, как был торопливо занесён в горницу и представлен перед очи Светозары.
- Утро доброе - радостно возвестил хомяк и плюхнулся на пол, приготвившись наврать, что нибудь героическое.

Отредактировано Вор Симеон (2009-02-13 16:21:57)

+2

59

- А, явился, не запылился, - усмехнулась Светозара, отставляя миску, в которой она что-то активно сбивала, и вытирая руки о полотенце. - Все цветы у меня в доме перевернул или еще что-то на месте осталось? Ну, рассказывай, чего тебе ночью не спалось?

0

60

- А покушать? - робко осведомился Сёма делая попытку привстать на лапы и заглянуть, что там в мисочке. Правда заглянуть не удалось, но пользуясь тем, что Светозара не сердиться, хомяк вскарабкался на лавку, прикидывая как перебраться на стол.
- Ну как водиться молодца сначала накормить, напоить - торопливо начал перечислять хомяк  -  В ба.. - вспомнив давешнее купание, проглотил часть фразы и закончил убедительно - А потом разговоры вести....За чаем с ватрушками.
В животе у хомяка громко заурчало. - Эм, что говоришь, у нас на завтрак? Не расслышал.

0