Тридевятое царство - там логика объявляет бойкот.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Изба-читальня

Сообщений 1 страница 30 из 111

1

Чуть в стороне от болота, прямо в центре большой поляны растет дуб. На дубе том две таблички: «Драконья гора. Добро паожаловать» и «Читальня. Контроль морд на входе» со стрелкой, направленной вниз. Рядом с деревом кто-то соорудил неприметную землянку, теперь густо поросшую травой. К двери гвоздем пришпилен кусочек бересты с надписью: «Кикиморам и водяным вход воспрещен!» Если позвонить в колокольчик, висящий на притолоке, дверь откроет молодой, но ответственный домовой Никодим.
Пологий спуск и коридоры, вырубленные в известняке, ведут в зал, где установлено несколько столов, с приделанными цепями, и лавок. Одну из стен почти полностью занимают постоянно закрытые кованые ворота с проделанной в них маленькой дверкой для Никодима.
За воротами мало кто бывал. По слухам, помимо книжного хранилища, там есть целый лабиринт коридоров, уходящих к самому болоту. Где-то в той стороне находится логово Змея Горыныча и несколько кладовых с несметными сокровищами. Утверждают, что со стороны болота есть еще несколько входов, но ими пользуется только сам Горыныч да желающие поживиться за его счет. Но, то ли болото здесь особо топкое, то ли разбойнички попадаются молчаливые, о тех, кто из драконьего логова вышел да что-нибудь с собой прихватил, слыхом никто не слыхивал.

***

В солнечные дни Горыныча проще всего найти на лужайке перед читальней.

http://s57.radikal.ru/i155/0811/ba/bb37952e72da.jpg

0

2

Горыныч лежал на лужайке перед входом в читальню и млел под теплыми солнечными лучами. Со стороны казалось, что он спит, но беззастенчиво дрыхла только правая голова, средняя играла с лягушками: когда очередное глупое земноводное подскакивало поближе к морде, над травой скользил длинный раздвоенный язык и лягушка исчезала в пасти. Выигравшими считались те, кто успевал сбежать, - пока по очкам вел Горыныч. Левая голова, чуть приоткрыв один глаз, наблюдала за девицей. Ушлая Василиса давно пристроила на пенек недописанные мемуары и теперь любезничала с деревенским парнем, прятавшимся за кустами. Горыныч прищурился и нежно дохнул в сторону кустов. Прослушав вопль и несколько ругательств, за которые любой мужик отходил бы парня хворостиной, Змей посетовал на нравы человеческой молодежи и демонстративно повернулся к парочке хвостом.

Ску-у-учно. В гости, что ль, слетать. Вот только куда? Выбор-то небольшой – говорят, Яга отбыла в дальние края – то ли квалификацию повышать, то ли так, на отдых; Светозара в грустях – просто так и не сунешься – сразу ящуром обзывает; с Болотным хозяином они в прошлом месяце повздорили и с тех пор больше не разговаривали. Оставались только Кощей, уже больше сотни лет обещавший попотчевать Горыныча своей знаменитой бражкой, да Олаф. Последний визит в Славгород как-то не задался, стоило дракону приземлиться на царский двор, как навстречу ему вышел сам Олаф и сказал, что горит читальня; пришлось улетать, не поговорив. С читальней, правда, оказалось все в порядке, не иначе обманул кто-то Олафа, вот и надо слетать и раскрыть ему глаза! Или все же за бражкой?

Горыныч углядел в траве крупную ромашку, но, после тщетных попыток оборвать с нее лепестки, сграбастал целую охапку травы и начал выбрасывать оттуда ромашки – к Кощею, в Славгород, к Кощею, в Славгород…

Отредактировано Змей Горыныч (2008-10-01 21:42:43)

0

3

Чертыхающаяся Яга тащилась по болоту, с трудом волоча за собой ступу и помело. Ненавистный агрегат подвел ее в самый ответственный момент: если бы не привычка подкладывать подушечку, непредвиденная посадка лишила бы Тридевятое царство одной весьма примечательной старушки.
- ... - ворчала бабуля, перебираясь с одного островка на другой и пытаясь при этом не окунуться в противную жижу. Где-то слева мелькнула кикимора - и не рискнула связываться. Да при одном виде встрепанной Яги, с упорством медведя прущей сквозь заросли камыша побежал бы и Илья Муромец, буде он приключился рядом... К счастью, болото вскоре закончилось или почти закончилось... в общем, почти счастливая бабуля выкарабкалась на твердую землю.
- Интересно... и куда меня черти занесли? - пробормотала себе под нос Яга. Привычка разговаривать с собой у нее появилась не так давно: лет десять-пятнадцать тому назад. С тех пор она часто любила поразмышлять вслух. Впрочем, быстрый осмотр земли позволил даже подслеповатой бабуле определить: лежбище змея. В опознании изрядно подсобил длинный зеленый хвост, три головы и два длииинных крыла.
- Эй, змейка! - Яга вполне себе дружелюбно постучала метлой по лапе Горыныча. - Напиться не найдется чего? А то умаялась я весь день по жаре через проклятущее-то болото...

0

4

- Ась? – Змей развернулся, рассыпая по дороге травяной веник. –  Гости сами пришли, откуда не ждали. Это чего за мода такая, пешком ходить, или краев этих не знаешь?

Средняя и левая головы сунулись в ступу, а затем обнюхали помело. При самом беглом осмотре возникла нехорошая мысль – не болотный ли хозяин пошутил, увидел, что Яга в сторону Змеева логова летит и в отместку…. Все-таки земля его, да и власть большая. А Яга, когда злится, кто виноват – особо не разбирает, рухнула бы сюда – на полянку, мало бы никому не показалось. Вот только промахнулся чуток, раньше чем надо старушку заземлил. Решив, что в этом разе он Болотнику не завидует, а при случае можно будет и специально намекнуть Яге, кто ей мог ступу попортить, Горыныч обрадовался и решил проявить гостеприимство:
- Василиска-а-а, - завопила правая, самая сердобольная голова, - а ну, поднеси бабушке ключевой водицы! Али чего другого хочешь?

0

5

сообразили на двоих с бабой Ягой

Яга игриво подмигнула в ответ на предложение Горыныча.
- Ох, забавник, знаешь чем умаслить старушку! А ты, девица, тащи сюда чего покрепче да позабористей, а сама пойди вон с тем черномазым, что так упорно из кустов пялится, погуляй. Взрослые дела с хозяином твоим обсуждать будем! - ушлая бабуля устроила себе ступу в качестве лавки и обратилась к Горынычу:
- Ну-с, что нового на болоте деется?
- Да чего тут может быть, все по-старому. Живем вот в мире и согласии, чего и вам желаем.
Змей как бы невзначай переместился, закрывая собой опаленные осинки у самого края болота – после ссоры Болотник пытался полянку подтопить, и Горыныч в долгу не остался.
Тем временем обычно нерасторопная Василиса вихрем умчалась в землянку. Почти сразу оттуда донеслось возмущенное бормотание домового, требовавшего не расходовать ценный продукт зазря, но, выглянув наружу и увидев гостью, Никодим тихо ретировался. Ягу здесь знали.
Василиса павой выплыла на полянку, неся перед собой кувшин и чарку.
- Отведай, гостьюшка, чем богаты.
Горыныч шумно втянул носом воздух и, учуяв бражку из лучших запасов, зыркнул на девицу.
- Поставь на пенек и иди отседова, чтоб сегодня я тебя не видел!
- Вижу и мир, и согласие, - хмыкнула старушка, провожая одобрительным взглядом показавшую негаданную прыть Василису. Молодец, девка, хорошо уроки помнит! Приняла чарку и вопросила сображника:
- А ты чегось здесь киснешь? Вон, ужо позеленел от скуки...
Горыныч было вскинулся:
- Я не позеленел! Зеленеет вон травка на лужайке, а смарагдовый  - исконно наш родовой цвет! – но тут же вздохнул, подождал, пока уйдет Василиса, и добавил. – Да чего-то грустно мне. Сегодня былины про самого себя диктую, вчера диктовал, месяц тому назад тоже самое… Девиц ко мне присылают – одна другой краше, а не радуют, даже бражка не берет, хотел к Кощею наведаться, говорят, у него особая заговоренная есть. Да ты пей-пей, гадость не держим.
От предложенного напитка Яга быстро согрелась, вот и настроение вернулось. Хитро улыбнувшись, бабуля полезла в свою ступу. Вынырнула с замусоленной книжечкой, которую явно листали не раз и не два - а особо интересные места зачитывали до умопомрачения. Подумав, бабуля вырвала одну страничку и с довольным видом протянула Горынычу. На измятом листочке красовалась иллюстрация: полуголая девушка в лапах огромного и страшного чудища.
- Вот.
В чудовище с трудом, но узнавался дракон, правда, с одной головой, а девица была в теле и делала вид, что падает в обморок. Средняя голова заинтересованно уткнулась в картинку, но тут же ойкнула - правая и левая одновременно куснули ее за уши и затолкали назад.
- Это гнусный навет! Да, я крал девиц, но исключительно потому, что мне свойственно чувство прекрасного, и пошлые намеки тут излишни! Всякие сочинители порочат честное имя нашего рода!
Бабуля недовольно поморщилась и твердой пока еще рукой наполнила свою чарку, следуя золотому правилу - между первой и второй перерывчик небольшой. После чего дружески похлопала рептилию по лапе, икнула и высказала контр-предложение:
- Да не о том речь веду, глупый ты звероящер. Зри в корень! У нас _три_ царевны - и ни одна не замужем. Если мы выдадим хотя бы одну - царь нас просто озолотит! Книжек сможешь себе закупить... ты улавливаешь ход моей гениальной мысли? - Яга испытующе посмотрела в глаза средней голове.
- Да кто ж за них пойдет, - искренне изумился Горыныч, - то есть я не в том смысле, что они кривые да косые. Не, девки у Олафа ладные выросли, а среднюю я вообще сам грамоте учил – дельная девица. Только где ж им мужиков-то достойных найти? Видал я тех иноземных принцев – задохлики все – так, на один зуб положить. – Тут правая голова оттеснила среднюю и вопросительно уставилась на Ягу. – Так, подруга, давай без присказок. Чую, не просто так ты ко мне пришла. Чего хочешь?

Отредактировано Змей Горыныч (2008-10-01 21:46:06)

0

6

Бабушка грустно вздохнула и снова наполнила свою чарочку щедро предложенной бражкой. Смахнула узорчатым платком слезы с очей своих да и возголосила, аки плакальщица заправская:
- О-о-о-ох, Горынушка, змеиная душенька, только ты Ягулечку и поймешь! Зажилася на белом свете, чего уж греха таить - да повидала чудес-то разных, и-и-и! Но на старосте лет осталась сиротинушкой, внученька любимая - и та к Кощею проклятущему сбежала, оставила бабуленьку одну в избушке куковать! А я терем себе всегда хотела в центре столицы, чтоб служанки были заботливые, чарочку мне завсегда подносили-и-и! Горыныч, не брось Ягу в беде, помоги бизнес наладить, я уж не позабуду тебя, найду чем отблагодарить! - бабушка окончательно впала в роль, не забывая подвывать в особо жалостливых местах, давя на тонкую душу Змея.

Горыныч сначала ошалел, а потом прищурился и вкрадчиво предложил:
- Яга, а не хватит ли тебе бражки, больно слезлива ты стала. Какая там у меня душенька, это к делу касательства не имеет, но понять тебя я могу. Про внучку я наслышан премного, действительно, потеря велика, кстати, надо будет к братцу твоему слетать – соболезнования выразить. - Змей захихикал. - Давай логически поразмыслим, - при этих словах правая голова вздохнула и снова пристроилась подремать. – Ежели ты осталась сиротинушкой, так  давай мы тебя замуж выдадим. Найдем старичка побойчее да чтобы не все зубы выпали. Приоденем тебя, ступу починим… Невеста будешь хоть куда!

- Ты бы меня еще удочерить предложил! - возмутилась Яга, провожая печальным взглядом уплывающий от ее загребущих ручек заветный кувшинчик. - Где же ты мне столь крепкого да бохатого мужа отыщешь? Не-эт, этим ты юных молодок соблазняй, а мне крепкий капитал нужен, стартовый. А то пыталась я на зельях да отварах заработать... но народ ныне вреднющий пошел, не желает народной медициной лечиться, все ему волшбу подавай!

- Ну, ладно, пошутили и будет. Значит, собираешься царских дочек замуж выдавать? Хоть у меня и три головы, а все-таки я не улавливаю, чего ты от меня-то хочешь. Тебе к Олафу надо - о свахиной доле договориться да отправляться царевичей искать. – Змей на секунду примолк, а потом встрепенулся. – Не, если ты хочешь, чтобы я женихов искал, то даже не заикайся! Чай, я тоже не змееныш уже, по заграницам ошиваться!

Баба-Яга насупилась, негодуя на драконью непонятливость:
- Яхонтовый ты мой, поштоль я такую чудную животину стану в иные земли отсылать, ну как застрелят тебя там?! Показывала же тебе картину занятную, план мой сопровождающий. Замучили меня бохатыри, подвига алчущие - вот и предлагаю козни построить: умыкнуть царскую дочку да дождаться принца иноземного, да продать кровинушку за золотые. За такую красоту кто только не заплатит! А после и к царю наведаться: мол, устроили мы доченьку твою в надежные сильные руки... - Яга хитро подмигнула.

- Да ты совсем! – возмутился было Горыныч, но неизбывная скука, преследовавшая его уже несколько месяцев, заставила сменить тон. – Гм, а есть в этом зерно. Прилетаю я, значит,  в Славгород, хватаю девицу и уношу куда-нибудь в лес, а ты тем временем начинаешь по постоялым дворам да по богатым домам ходить и всякие сказки про драконов рассказывать. Принц приедет, стукнет меня своей железякой, я и окочурюсь тут же. Не, тогда лучше девицу на болото тащить – я там буду тонуть, - знаю я этих защитничков, обязательно трофей себя хотят – коготь али всю голову. А ты потом все подтвердишь! - Горыныч радостно потер лапы, но быстро сник. – Нет, не пойдет. Я – зверь солидный, у меня договор с царем и это… как его…. реноме, будь оно неладно.

- Реноме-э-э? - изумилась Яга. - Чагой такое-то? - Бабуля уже начала прикидывать выгоду и неождианно заартачившийся звероящер явно не вписывался в ее планы.
- Да это означает, что все меня боятся и уважают, только слово иноземное… Хотя постой. – Горыныч явно увлекся новой идеей и просто так расставаться ней не желал. – А нет ли у тебя какого зелья красящего? Наверняка ж есть. Смотри! Я всем рассказываю, что полетел в тридвенадцатое шахство, дескать, родственничек у меня там объявился, а тем временем ты меня покрасишь, крайние головы я спрячу, – Правая и левая головы зашипели, но послушно полезли под крылья, - и будет у нас чудище с той картинки!

Бабуля на пару мгновений застыла, продумывая детали, потом предложила:
- Так зачем ты мучаться-то будешь, с головой под крылами? Давай я тебе оборотное зелье сварю, всего-то до вечерней зорьки времени и займет, а как стемнеет - и полетишь красавицу похищать. Огнем подышишь - только не спали чего ненароком, порычишь - ну не мне тебя учить. Да сюда возвращайся, а я покуда лягушек-каркушек поспрашаю, где самые сильные да отважные богатыри водятся, - довольная Яга почти с материнской лаской улыбнулась Горынычу.

Змей посмотрел на нее недоверчиво:
- А обратно я как? Да еще и с одной головой… О, ты вот что – свари мне зелье, чтоб не совсем я был, но все-таки с тремями головами, привык уже. – Он помялся, - Может, мы не с царевны начнем, а так, с кого-нибудь попроще – для тренировки?
Яга поразмыслила над коррективами Змейса и вынуждена была согласиться:
- Да, можно начать с кого помельче - с юной девушки, что за грибами да ягодами пошла. Но слухи особо распускать не будем, а ну как прибежит особо красивый царевич, а царевнам придется довольствоваться обычными бохатырями...

- Тогда, считай, сговорились. Я полетел – крылья разомну, да в Славгороде расскажу, что в гости собрался, а ты пока зелье вари. Ежели чего надо – у Никодима возьми, он у нас куркуль порядочный, поискать, так все, что хочешь, найдется. И еще… - Горыныч подцепил когтем гравюрку из книги, и она исчезла у него под крылом. -  Ты картинку-то оставь. Я ее сожгу. Потом, чтобы, значит, неправду не распространять. Ну, бывай, Яга, до вечера.
Змей отполз  в сторону и неожиданно легко взлетел, быстро набирая высоту.

Горыныч сделал пару кругов над полями и полетел в сторону Славгорода.
--->  Славгород

Отредактировано Змей Горыныч (2008-10-04 21:48:24)

+1

7

Через несколько минут после отлета Горынча на его поляне творилось невообразимое: зашуганный домовой и призванная вновь Василисушка метались как угорелые, под строгим приглядом Бабы-Яги таскали котлы, различные травки-припарки, ягодки-шмагодки и тому подобную деребедень, столь необходимую старушке для творчества.
Наконец, все приготовления были закончены: Никодим установил над разожженным костерком котелок, полный воды, и Яга, притоптывая в такт и время от времени добавляя в варево новые ингридиенты, зашептала стишок:
Я плюну, потру и подую,
Пригорошня вольчих ягод летит в кипящую воду.
И что-то тихонько шепну,
Измятый, сморщенный цветок неизвестного растения повторяет их судьбу.
Кого захочу – заколдую,
Три или четыре стрелки дикого лука выскальзяывают из узловатых пальцев Яги.
Кого-то к любимой верну.
Деревяная ложка размешивает варево.
Промашки не знала ни разу,
Воды становится все меньше и меньше, будто игридиенты впитывают ее.
Волшебные знаю слова.
Бабуля споро взмахивает ладонью над котлом, рисуя загадочные знаки.
Есть травки от порчи и сглаза,
А есть и для порчи трава.

Раздается громкое "бабах" и на котлом взвивается столп дыма. На дне остается небольшое количество жидкости кроваво-красного цвета, маслянистого и не слишком приятного на вид.

Уже готовое зелье Яга, не доверяя неловкой Василисе, сама залила в небольшую - по сравнению с Горынычем - флягу и, оставшись довольной своей работой, устроилась на травке да в тенечке могучего дуба отдохнуть.

+1

8

Горыныч из Черной грязи, а Яга никуда и не девалась.--->

Уже на подлете к болоту Горыныч поустал и снизил скорость. Никодим, тонко разбиравшийся в настроениях хозяина, исчез в избе и Василису за собой утащил.
Змей сел на поляну и, не замечая Ягу, раздраженно огляделся:
- Развели тут! А прибирать кто будет!
Он сунул нос в котел и тут же отскочил назад, чихая и отфыркиваясь.

Мирно похрапывающая Яга неохотно начала просыпаться. Этот сложный ритуал порой занимал и по часу, тогда недовольная Слава ворчала и ругалась... но вид разозленной горынской морды (да не одной, а целых трех) способен вывести из сонного состояния любого, пусть даже бабулю с железными нервами:
- Ох, Змеюшка, чагось разбушевался? - робко поинтересовалась Яга, не рискуя приближаться - он ведь сначала дыхнет, а потом уже будет сокрушаться, что пожег своего идейного вдохновителя и по совместительству ГКНТЦ (Главную Костяную Ногу Тридевятого Царства).

- Я спокоен и уравновешен. Совершенно! – Из ноздрей вспыльчивой левой головы повалил дым. – Значит так, на дело полечу прямо сейчас. Вот сию же минуту! Ты зелье сварила-то? Нельзя царевен на этого… этого…. в общем нельзя их на него оставлять и все! Замуж, срочно!

Решив не спорить о настроениях огромного чешуйчатого ящера, старушка шустро пошлепала по карманам, потом - один раз - по лбу и выудила из бывшей зоны декольте заветный сосуд, который с довольной рожей и вручила своему подельнику.
Горыныч обнюхал склянку, осторожно вытащил зубами пробку и выплеснул содержимое флакона в пасть средней головы, но тут же сморщился.
- Тьфу, гадость-то какая! Неужто не могла чего-нибудь вкусненького добавить.
Примерно с минуту ничего не происходило, зато потом….
- Почему голова одна? Я ж просил!

- Так оно надежнее будет, - возвестила Яга, оглядывая плоды своих трудов. Будь ее воля, такие плоды она бы пожинать не стала - уж больно жуткий да глазу непривычный! - Ну как признает тебя царевна якая, будешь до конца жизни на голодном пайке!
- Да и не переживай ты, как ночь ступит на порог - все колдовство и развеется, новую порцию принимать придется, - попыталась утешить Горыныча бабуля.

- Ну ладно, - Змей подполз к болоту и попытался рассмотреть себя в бочажке со стоячей водой. – А вообще ничего получилось, особенно вот эти костяные выросты на голове, - Он благосклонно взглянул на Ягу. – В этом есть определенное благородство, и цвет неплохой – багряно-красный. Сойдет!
Горыныч скакнул на середину поляны и издал громкий рык.
- Голосок тоже ничего себе! Как вернусь, царевну отнесу в хижину на болотах, есть у меня одна такая, раньше там разбойнички скрывались, даже заговорили - ни войти, ни выйти без слова заветного. Домовой остался, так что должна сойти для житья. Ну, я полетел.

- Давай, удачки тебе, - Яга стянула с плеч платок и принялась дооолго и картинно махать им вслед удалявшемуся Горынычу.

Отредактировано Змей Горыныч (2008-10-05 00:21:00)

0

9

Впрочем, особо долго вытряхиванием прилипших сучков-листиков из платка Яга увлекаться не стала. Отдала несколько коротких приказов Никодиму и Василисе: те во время инструктажа стояли по стойке смирно, слишком серьезно восприняв комментарий "шаг влево, шаг вправо - побег, прыжок на месте - провокация". В общем, старушке оставила этих двоих на уборку грязного котла и прочих использованных в колдовстве предметов быта, а сама, поволшебствовах над ступой, отправилась на поиски потаенной избушке, о которой упоминал Горыныч. Путешествие явно предстояло долгое...

0

10

===> Урочище.
Впереди Творимирову взору открылась просторная полянка с огромным дубом посредине и небольшой землянкой возле него.
Подведя к ней коня, князь подал руку Лучезаре, помог ей спрыгнуть и направился к колокольчику на ходу как то автоматически поправляя одежду и поднимая пояс, будто готовился встречать целую кучу правителей разных государств. Недолго помедлив, как будто собираясь с мыслями, Творимир позвонил в колокольчик.

Отредактировано Творимир (2008-11-14 14:41:18)

0

11

Урочище. >>>

- А ты что посоветуешь? - Неожиданно спросила девица, отвлекшись от изучения унылой болотной местности, которой совсем скоро, словно сама по себе, сменилась полянка с раскидистым могучим дубом. Поняв, что это место и является конечной остановкой, Лучезара умолкла и покорно слезла с коня на землю. Быстро проведя руками по подолу сарафана, опрявляя его, да возможные складки, от сидения в седле, расправляя, апосля уведя с лица выбившуюся из косы прядку, Лебедь критично оглядела себя, проверяя подобающе ли она выглядит.
Когда Творимир направился к землянке, двуликая скромно осталась чуть в стороне, не желая вмешиваться и уж тем более мешать. Все же дела государственные, да и все такое...

0

12

Долго никто не открывал, наконец, за дверью послышались шаги и заспанный женский голос:
- Кого там еще нелегкая принесла? Горыныча нет, читальня закрыта на просушку.
Дверь распахнулась, и на пороге, сладко потягиваясь после дневного сна, появилась Василиса. Заметив перстень и тут же оценив ситуацию, девица мигом проснулась, начала перебирать пряди толстой русой косы, кокетливо улыбаться и поводить полными плечами.
- Хотя можно и открыть на проветривание. Чего желаете, гости дорогие?

0

13

- А вот мы сейчас у горыныча спросим, он все знает, - ответил князь Лучезаре дожидаясь пока откроют дверь, - А коли нет найдем у кого спросить. Тут на болотах много кто живет...

Это я - добрый Ээх написал(а):

Долго никто не открывал, наконец, за дверью послышались шаги и заспанный женский голос:
- Кого там еще нелегкая принесла? Горыныча нет, читальня закрыта на просушку.
Дверь распахнулась, и на пороге, сладко потягиваясь после дневного сна, появилась Василиса. Заметив перстень и тут же оценив ситуацию, девица мигом проснулась, начала перебирать пряди толстой русой косы, кокетливо улыбаться и поводить полными плечами.
- Хотя можно и открыть на проветривание. Чего желаете, гости дорогие?

Нетрудно было уловить перемену настроения Василисы, и Творимир решил этим воспользоваться для добычни информации.
- Знать желаем куда Горыныч подевался, проведать его хотели, да узнать все ли хорошо, не завелась ли живность или неживность какая новая и не было ли странников необычных, - улыбнувшись Василисе молвил князь, - А то может нать чего... так царю и доложим.. не ответишь ли мне, красна девица?

0

14

- День добрый, хозяйка. - Слегка наклонив голову в знак почтительного приветствия появившейся на пороге землянки девице, Лучезара в остальном осталась недвижима и непоколебима, что те вершины гор. Все с той же тихою вежливою улыбкою вслушивалась она в разговор. Услышав вопросы Творимира, на которые особливо ответов ждала, сжалась вся внутренне, но с виду сохранила свое добродушие. Лишь уголки губ слегка дрогнули, пропуская в полуулыбку больше благодарности и теплоты, да и все, пожалуй.
Эх, Снежка, ну и куда тебя занесло..? Да что с тобой случилось то...
Тонкие пальцы осторожно сжали лямку сумки и тут же расслабились.

0

15

Глянула Василиса на Лучезару и тут же чуть заметно сдвинула брови. Сидишь тут в змеевой берлоге, в кои веки царский родич в двери сам постучался, а и тот уже с девицей. Да еще какой! Нет, чтобы бродяжку колченогую подобрать, он себе красавицу нашел.
Но Василиса сдаваться не привыкла. Поэтому еще пуще заулыбалась, краснея, и в притворной застенчивости то опуская взгляд, то искоса посматривая на князя.
- Так ведь нет Змея, улетел в ханство какое-то дальнее, не то братец у него объявился, не то племяш. Оставил меня горемычную одну-одинешеньку среди книжек своих пыльных. Я уж и не упомню, когда живой человек тут появлялся, вот только ввечеру баба Яга заходила, так и она на болота улетела. – Тут девица ойкнула, прижала руки к груди и доверчиво посмотрела на Творимира, - Ох, ведь забыла совсем. На закате следом за Ягой чудище тут пролетало жуткое. Даже не знаю, что теперь делать буду, вдруг вернется, меня и защитить некому. Может, зайдете... - Еще один быстрый взгляд в сторону Лучезары. - С супружницей своей. Небось не обедали, а я сейчас мигом все устрою.

Отредактировано Это я - добрый Ээх (2008-11-15 21:33:47)

0

16

- Зайдем конечно, отчего нет, - обрадовался Творимир даже не столь информации как упоминанию об обеде и, пропустив перед собой Лучезару вошел внутрь. - А как величать то тебя, девица?
- Василиса, - ответила та пропуская гостей внутрь и запирая дверь.
И пока она это делала Творимир незаметно наклонился к уху Лучезары и едва слышно шепнул: "Момент выдастся - испроси про сестрицу свою, ты лучше знаешь как она выглядеть могла и где ходить"
- Хорошее имя, звучное, - как ни в чем не бывало ответил князь едва Василиса повернулась к ним, - А расскажи нам, Василиса, про чудище то страшное. Как выглядело, высоко или низко летело, след в след за ягой, али опосля немного да в какую сторону...

0

17

Наблюдая за девицей, Лучезара невольно улыбалась ее поведению. И краснела, и бледнела, и смущалась, и внимательно в сторону Лебеди посматривала...Тут уж разве что дураку не понятно, что царский брат произвел на хозяйку землянки не дурное впечатление. Вот только когда та назвала княжну "супружницей", двуликая едва сама не вспыхнула, как маков цвет, али побледнела как полотно... Однако ж каким-то чудом даже глаз не отвела, благодарною улыбкою привечая предложение отобедать.
- Обязательно. - Одними губами прошептала в ответ Творимиру княжна, тут же обратив свой взор на хозяйку. - Благодарствуй, Василиса, за доброту и гостеприимство твое. Быть может, помочь тебе, чем в приготовлениях? - Скинув с плеч накидку, девица аккуратно сложила ее, дабы не мешалась. - А с какой стороны к нам беда этакая, чудище это, прилетело? Уж надеюсь не со стороны Белочкино, хотя там, говаривают, тоже чудище крылатое какое-то видали...
И хоть и отвлеклась она на это движение, но в голосе читалось искреннее удивление, сочувствие к пережитому Василисой "страху" и внимание.

Отредактировано Лучезара (2008-11-16 01:21:11)

0

18

Василиса повела гостей по путанным коридорам, не переставая говорить:
- Да жуткое – размером как наш Горыныч, только голова одна, вся в шипах да рогах, на спине гребень, а цветом как кровь засохшая! Брр, - Василиса передернула плечами. – На хребте вроде как всадник сидел, хотя, может, померещилось это мне. Где ж видано, чтобы драконы кого-то на себе возили? Полетел он на болота, Горыныч в ту сторону в последнее время тоже частенько наведывался. Если спиной ко входу в читальню встать, то налево и чуть наискосок.

Василиса открыла одну из дверей и провела Творимира и Лучезару в небольшую, но уютную комнату. Посередине стоял массивный дубовый стол, вокруг которого оказались не лавки, а настоящие стулья с резными спинками, на каменных стенах висели иноземные ковры с хитрыми картинами, а в одной из стен был устроен очаг.
- Садитесь, гости дорогие! – Василиса послала Творимиру очередный манящий взгляд из-под полуопущенных ресниц, выглянула в коридор и совершенно по базарному завопила, - Никоди-и-им!
- Что орешь, будто тебя режет кто? А то я не вижу, что гостей привела без горынычева дозволения, - в дверях появился местный домовой.
- Говори, да не заговаривайся, - прошипела красная от возмущения Василиса, - на стол собери, да поживее.
Домовой глянул укоризненно, но все же перечить не стал, девица стала принимать у кого-то за дверью разносолы и выставлять на стол.

- Не, чего тут помогать, - она улыбнулась Лучезаре, - А про Белочкино я слышала, сорока нам справно вести приносит, но там другое - навь объявилась. К счастью, это далеко, просто так не доберется. А ежели и доберется, то у нас в Черной грязи мельник живет – Земко, он с любой нечистью договориться может.
Василиса закончила накрывать на стол и уселась напротив Творимира:
- На здоровьичко. А звать-то вас как, гостьюшки?

0

19

- Творимир меня величать, - ответил князь несколько не смутившись что не представился Василисе в ответ еще на входе, - а эта красавица - спутница моя, Лучезара.
Смысл который вложил князь в слово "спутница" был непонятен, ибо сказано это было так, будто встретились они не пол дня назад, а уже месяца три друг друга знают.
Творимир взял со стола огурчик и с удовольствием им захрустел, рассматривая картины заморские и вообще обстановку помещения.
- А не было ли такого чтобы обмолвился Горыныч о том на сколько полетел и когда вернется? - спросил князь,- а то ведь силушка царства тридевятого меньше без него становится, как пойдет на нас государь соседний, боятся перестанет. Надобно знать - может говорил змей чего...

0

20

- Вот, точь-в-точь такое. Дракон это - чудище иноземное. Говаривают, Горынычевы родственники это могут быть... Тоже змеи крылатые. - Говорила Лучезара уверенно, хоть и не разу не видела воочию этих созданий, но читала о них в книгах, а значит не сомневалась хотя бы в том, что они существуют.
Вскинув настороженный взгляд на Василису, Лебедь подцепила двумя пальцами свое любимое лакомство - соленое яблочко. - Навь в Белочкино? Ох, кошмар... А не приносила ль сорока весточки какой о Княжне двуликих Снежане Вольховне? Ее после Белочкино в ваших краях, говорят, видели...
Тихо вздохнув, Лучезара опустила взгляд, пряча вспыхнувшие искорки волнения. С каждой новой вестью двуликой все больше не по себе становилось. Настолько, что она даже не уловила двусмысленности в представлении собственной персоны, и даже не смутилась.

0

21

- Ой, княже, прости, не признала, - Очень искренне изумилась Василиса, - Ты уж прости, что не по чину принимаю, мы люди простые. От Горыныча разве слова дождешься – рыкнет, огнем пыхнет - и весь разговор. Вчера пришла с болот Яга, долго о чем-то со Змеем шепталась, потом Горыныч улетел, а Яга стала какое-то зелье варить… ну и вот. – Василиса выпустила из своих объяснений, что во время варки зелья ее прогнали в землянку и продолжения она видеть не могла. – Там еще потом рычало что-то, да страшно так! А Яга на болота улетела, может, Горыныч ей избушку потаенную указал, которую он у Болотного хозяина выиграл.

«Красавицу» Василиса пропустила мимо ушей, но услышав «спутница» вместо «супружница», обрадовалась и даже решила уделить внимание Лучезаре.
- Да и не говори, что вокруг творится – страсть! Про Снежану я ничего не слышала, но Сорока другое болтала, - она понизила голос до страшного шепота и сделал большие глаза, - У Белочкино Кощей какую-то девицу в мужской одеже то ли похитил, то ли кровушку из нее выпил… Вот только подумай, такой злодей у нас в царстве живет и никто ему ничего сделать не может!
Василиса обернулась к Творимиру:
- Неужто Олаф или ты на нашу защиту не станете?!

0

22

- Избушку? В мужской? - Зачем-то, словно запамятовав, переспросила девица, откусив от яблока небольшой кусочек, на пробу. Да вот только незадача - встал тот кусочек поперек горла, как только услышала Луча про покусанную Кощеем девицу в мужьей одежде. Белая кожа и того бледнее сделалась, словно с первым снегом за первенство потягаться удумала. Остановившийся взгляд голубых глаз, казавшихся теперь чуть ли не в два раза больше, выказывал девицино удивление и испуг, вдоль позвоночника липкими лапищами пробежавшийся. Однако ж в остальном - даже не шелохнулась двуликая, с один удар сердца сидя ни жива, ни мертва, и лишь только потом яблочко в сторону отложила да тихо кашлянула.
- Вот страсти то сорока болтает... Аж поперхнулась. Тихо. Ну мало ли по лесу девиц в мужьей одежке шастает! Эка невидаль! Это все бабские глупости, а нужно дух перевести и обмозговать хорошенько. - Тряхнув пару раз головой, словно видения какие жуткие отгоняя, девица приложила узкую ладонь к щеке, с пониманием на Василису глядя, да язычком цокнув. - Что-то не спокойно Белочкино стало. А давно ль там такая напасть? Была я там покуда Серпень зачинался, так тихо все было. А тут на тебе...Уж не после этого Кощеева самоуправства ль там Навь завелась?
Навь тут, навь здесь...Не многовато ль?
Знаменитая Лучезарина выдержка и тут сбою не дала, лишь на секундочку трещинками покрывшись, да потом сызнова затянувшись. Хоть и погано было на душе, так погано, как если б там коты окаянные когти точить вздумали. Ох, как погано...

Отредактировано Лучезара (2008-11-18 00:50:19)

0

23

- Как это на защиту не встанем? - спокойно отозвался Творимир, доедая картошечку с лучком и грибами,- Коли уж царь батюшка своего брата родного разбираться посылает, стало быть дело серьезное и скоро будет улажено. Вот и узнаем у всех где чудища, да кто видел последний.
Все что было надо князь узнал, к тому же и наелся. И, откинувшись на спинку стула, слушал разговор Василисы и Лучезары и осматривал обстановку пещеры.

0

24

Василиса с пониманием покивала головой Лучезаре и пододвинула к ней поближе жбан с квасом.
- Ты запей. И не бойся, до Белочкино далеко. Да и когда навь на самом деле объявилась, никто не знает. Сорока говорила, что вчера, но она соврет – недорого возьмет.
После слов Творимира Василиса взглянула на него с укоризной и даже вызовом.
- Вот значит как? Навь в Белочкино, Кощей в северных лесах, а ты, князь, у нас нежить ищешь. Окольными путями идешь.

Девица не раз подслушивала мудреные беседы Горыныча с царской дочерью Ростиславой. Царевна обычно сердилась и говорила, что никто народу не помощник, окромя самого народа, и называла такое устройство длинным и не слишком благозвучным словом. Видать действительно не помощник, когда даже царев брат только о красавицах да о картошечке с грибами думает, а неприятеля в противоположной стороне ищет. А и пожалуйста, и не нужны нам такие князья!
Василиса поджала губы.
- А куда вы направляетесь, гости дорогие? Солнце уже сядет скоро, ежели торопитесь, то как бы не пришлось ночью ехать.

0

25

- Странные у тебя думы, Василисушка,- ответил Творимир, сначала заинтересованно разглядывая одну из картин, затем повернувшись и посмотрев прямо в глаза девушке,- Сначала на чудовища жалуешься, что тут летают, потом сетуешь, что не там ищу я. Коли ты лучше меня знаешь, почем сама не ищешь и нежить не выводишь? Я и смотрю, много уже навоевала.
Все это было сказано абсолютно спокойным будничным тоном, будто и не обращалась девка к князю как к холопу какому, однако разве что только Лучезара сидевшая рядом могла увидеть как на секунду напряглись желовки Творимира и чуть сузились глаза. Князь поднялся, одернул кольчугу сбившуюся и повел могучими плечами.
- Спасибо за хлеб - соль, Василиса, надо будет и ночью поедем.- дружелюбный тон, которым говорил Творимир в начале сейчас пропал. Остался лишь безразличный и сухой голос князя. - А сейчас проводи-ка нас до выхода, негоже нам задерживаться, еще дела есть...

Отредактировано Творимир (2008-11-20 19:27:55)

0

26

Нет, не оно...Вчера ладанка успокоилась, перестала слезы ронять. Значится, если сорока правду говорит, не та Навь. Эх, книги бы мне мои...Сверила бы все, а то как это - двуликий в навь..?
Из задумчивости Лучезару вывела пододвинутый заботливой Василисой жбан с квасом да неожиданно грозный тон Творимира. Вскинув взгляд с тарелки с какими-то плюшками, коими Лучезара только-только хотела мыслительный свой процесс, как и все девицы, ускорить, на княжича, удивленно выгнула брови девица, умудрившаяся пропустить мимо ушей высказывания Василисы на счет чудищ и их поисков. А от того ну совсем не понимавшая, о чем таком толкует царский брат, да чего так грозно на хозяйку поглядывает. Отставив в сторону квас, которого толком даже и отпить не успела, двуликая осторожно тронула за локоть княжича, спокойно так на него глянув, словно хотела спокойствие это и Творимиру передать. Не то что бы она что-то имела супротив такого тона, уж царской то семье многое дозволено, так уж повелось, но просто воспитана Луча была так, что всегда сама вежлива была, да средь окружения своего думы такие сеяла и насаждала. Что бы неповадно было.
И чего это он?
Поднявшись из-за стола, Лучезара вежливо поклонилась Василисе, продолжая приятно улыбаться.
- Да хранит тебя Велес, хозяюшка. Спасибо что накормила да приютила, но нам и впрямь лучше ехать. Такие дела отлагательств не терпят, ведь сама ж понимаешь. Да и опять же, сорока говаривала, проверить надобно... - Что там говаривала главная сплетница государства, Лебедь не уточнила, лишь еще раз, красиво изогнув длинную шею, наклонила голову в поклоне.

0

27

Василиса хотела было сказать, что про чудище Творимир только что от нее услышал, но прикусила язычок, потому как ростиславино народное правление никто не видел, а царский брат – вот он.
- Да где ж это видано, чтобы девица воевать ходила. Только Воинславушка наша ратные подвиги и совершает, наверное, ее звать надо. А что торопитесь - это правильно, - В голосе появилась чуть заметная ехидца, - В ночи навь-то ловить сподручнее.
Василиса вывела гостей и даже отдала Лучезаре узелок с пирожками и плюшками.

- Зеркалом дорога. Вон туда – Черная грязь, а туда – болота, не ошибетесь.
Василиса проводила гостей долгим взглядом и улыбнулась.
- Стерва ты, Василиска! – с чувством сказал домовой Никодим, выглядывая из-за двери. – Чего ж ты людей на ночь глядя на болота отправила, это же верная погибель. С тех пор как Горыныч любимые Болотниковы осинки пожег, каждую ночь нежить лютует! Я у них оберегов не почуял, не выйдут ведь.
- Ха! – Василиса нарочито неторопливо расправила складки на сарафане и гордо ушла в читальню.
Где-то за густой пеленой туч садилось солнышко, начинало темнеть.

0

28

Прикосновение Лучезары Творимир почувствовал даже сквозь кольчугу. Его простота, ненавящивость, да ещё и в придачу спокойный взгляд синих глаз враз сняли с души князя всю злость. Хотя услышанное и осталось неприятным осадком в душе.
Развели представление. Скоро уже мальчишки вслух обсуждать будут что да как царь не так делает да с какой девицей брат царский ходит. Ух не оставлю я это так...
Весь путь по коридорам князь молчал и Василису слушал вполуха, стараясь больше вслушиваться в гул собственных шагов, разносящихся далеким эхом, и думать об идущей рядом Лучезаре. О ней думать князю нравилось больше чем о чем-то негативном и потому даже прощальный сарказм Василисы, к счастью самой Василисы, от Творимира ускользнул.
Подойдя к коню, князь помог взобраться на него Лучезаре и повел его в сторону, в которой, как указала Василиса, находилась Черная Грязь.
==> Путь, указанный Василисой

0

29

- Спасибо, Василиса, да не иссякнет к такой доброй, вежливой да отзывчивой хозяюшке молодцев могучих интерес и внимание. - Тепло прощебетала Лучезара, даже приняв куль с плюшками и еще раз слегка голову наклонив. И даже не уличишь ведь в умышленной шпильке девицу. А может, и показалось всем, да не было ничего подобного в прощальных словах двуликой. После чего Лучезара на прощание тепло улыбнулась, легко развернулась и, придерживая полы накидки, быстро направилась следом за Творимиром.
Оказавшись в седле, Лебедь спрятала плюшки в несчастную суму, которая на проверку оказывалась просто бездонной и через плечо оглянулась на удалявшуюся избу.
- Стервь мстительная. Да только толку то? - Неожиданно прокомментировала Луча безразличным тоном, не изменяя легкой улыбки на губах. - Да и ты, уж извини, зря вспылил, княжич. Впрочем, ладно. В Черную Грязь теперь?
Навь хоть по всему и получалась не сестрой, но проверить да с мельником поговорить все же не помешало бы...Наверное. Эх, время теряю, а где искать Рысь все одно не знаю...
С печалью в голубых очах подумала Лучезара, но даже словечка по тому поводу не вымолвила, только глядя куда-то на тонкую полоску заходящего солнца, да к чутью своему зверьему прислушиваясь.
>>> Куда-то туда...

+1

30

Славгород. Царский терем. Внутренний двор. --->

21 серпеня. 16. 30.

Погода была чудесная, как было бы хорошо неторопливо лететь под теплым солнышком и легким летним ветерком, заглянуть по дороге на лесное озеро, где точно никого не встретишь… Но сегодня Горынычу была чужда лирика, он мчался кратчайшим путем к своему логову и всю дорогу бубнил что-то нечленораздельно-злобное, шипел и плевался кипятком. Плюхнувшись на полянку перед читальней, он нетерпеливо оглянулся на Светозару и Олафа и, когда те спустились, сбросил на землю корзинки.

Дверца землянки была уже открыта, а на кострище в самом центре поляны сложена большая куча хвороста. Никодим притащил последнюю корягу, деловито поздоровался с гостями, оглядел припасы и начал их распаковывать. Домовой привык к "секретным совещаниям", и у него все было наготове, к перемене же настроений хозяина он относился философски, как к осадкам.
Змей отполз к дубу, все еще шипя и бормоча, что его никто не любит, не жалеет, и каждый гад обидеть норовит.

0